Психопрактика

Психология комплексов

Блог

Блог "Суть жизни человека, или Психология комплексов"

Гендер

Пол человека или пол-человека?"

Философия

Виды свободы

Архив статей

Когнитивная наука

Искусственный интеллект

Психофизиология

Психофизиологическая экспертиза

Арт-терапия

М.Бахтин: теория карнавала

Мужские комплексы

Мужские комплексы

Суть жизни человека, или Психология комплексов

ПЕРВЫЙ ПОСТ » 2016 » Март » 13 » О ритуале и анальном характере (Отрывок из книги "Психологии комплексов")
12:18
О ритуале и анальном характере (Отрывок из книги "Психологии комплексов")

 


   Отрывок из главы 1 книги А.Соловьева "Психология комплексов" ("О божествах-домочадцах и детском горшке." - Комплексы – это живые сущности, и у них есть свой предводитель).

 

   "Трепеща перед силами природы, человек придумывал божеств, а, не имея возможности говорить с ними напрямую, создавал культы и обряды. Используя глину, огонь, воду, кровь, человек из сферы желаний и воображения переводил психические процессы в сферу осязаемого. Упорядоченное повторение определённых действий, имеющих символическое значение, успокаивало, создавало иллюзию позитивного общения с высшими силами, духами, невидимым миром. Ритуал прочно и навсегда занял место в жизни человека. Наши предки устраивали танцы перед охотой, обряды во имя божеств плодородия, совершали жертвоприношения, носили амулеты и т.д. Это было в древности, но и нынешние люди, даже вполне цивилизованные, также совершают многочисленные ритуалы – от простого постукивания по дереву до инаугурации президента. Флаги, гимны, присяги, торжественные клятвы, праздники, церковные службы, браки, похороны – всё это имеет для нас ритуальное значение. И это вовсе не формальность. Ритуал необходим для того, чтобы закрепить в сознании совокупность понятий и ценностей, придать устойчивость мировоззрению. Он в какой-то мере является и тайным языком, на котором человек обращается к данной идее.
   В соответствии с этим же принципом наши отношения с комплексами, как с чем-то таинственным, имеющим над нами власть, часто строятся по типу ритуальных.
    Мы успокаиваемся, становимся собраннее, когда добросовестно выполняем все «требования» комплекса, и наоборот, наше напряжение нарастает, если пренебрегаем ими, и неприятные мысли повторяются снова и снова, вызывая тревогу.

  Вот пример.

  Виктория С., 27 лет. Учитель математики. Замужем, имеет дочь. Находится в отпуске по уходу за ребёнком. Жалуется на периодические головные боли, слабость, тошноту, нарушения сна. Последние два года страдает вегето-сосудистой дистонией и обсессивно-компульсивным расстройством (обсессивный – значит навязчивый, компульсивный – связанный с принуждением).
   После рождения ребёнка Викторию стали посещать неприятные, назойливые мысли, которыми она неохотно делится даже с врачом. Ей кажется, что она может причинить вред ребёнку, нанести увечье, например, порезать, обжечь кипятком. Не случайно, а нарочно. К этим мыслям относится критически, считает, что не допустит подобного. Тем не менее, избавиться от них не в силах.
   Чтобы предупредить угрозу, Виктория старается максимально обезопасить условия, в которых растёт дочь, изолировать ребёнка от окружающих, не оставляет ни на минуту без присмотра. Необходимость проявлять постоянную гиперопёку изматывает и ещё больше усиливает нервное напряжение.
   Во время беседы с Викторией наводящие вопросы позволяют выяснить, что в детстве её мучили страхи и навязчивые желания. Например, она не могла уснуть до тех пор, пока не удостоверялась, что дверцы всех шкафов в доме плотно закрыты. Со временем страхи прошли, но отдельные навязчивые состояния остались. Так, до настоящего времени сохранилась привычка пересчитывать предметы в помещении или на улице; сумма предметов в итоге должна непременно составить определённое, заранее выбранное число, в противном случае развивается тревога. Также Виктория рассказала, что в детстве часто переживала по поводу порядка в доме и боялась матери, которая, по мнению Виктории, была излишне строга и ругала «за соринку».
   Чувство вины, воспитанное в детстве, как видим, проявлялось в виде ритуальных действий, которыми Виктория словно пыталась «откупиться» от комплекса. Чем больше страх, тем больше желание совершать ритуал, который предотвратит надвигающуюся опасность.
   С годами Виктория так и не справилась с комплексом, не сумела взять под контроль. Наступила стадия полубессознательных отношений (навязчивый подсчёт предметов – всё тот же ритуал «откупа»). Изменения в эмоциональной сфере, связанные с рождением ребёнка, нарушили привычное равновесие в отношениях с комплексом, что и привело к развитию невроза.

      Для чего приведён этот пример?
   Порой ритуалы, которые мы совершаем во имя определённого комплекса, бывают замаскированы под невинные привычки (такие, например, как привычка перешагивать через едва заметные трещинки на асфальте), и незаметны для нас самих. Но именно по их наличию мы можем определить, что комплекс есть, и он не дремлет.
   Иногда привычку к совершению ритуалов выявить непросто. Навязчивые движения могут быть малозаметны не только для окружающих, но и для того, кто их совершает. Потребность прикоснуться к определённому предмету, сделать лишний глоток воды, щёлкнуть авторучкой, зажигалкой, теребить пуговицу, привычка незаметно грызть ногти, кусать губы, попеременно напрягать определённые группы мышц – все эти навязчивые действия есть ритуалы, исполнением которых мы стараемся задобрить наши комплексы.
   Как зарождается ритуал? Непросто увидеть то, что происходит в нашем бессознательном. Для этого придется преодолеть ряд предрассудков. Точно также нам придется избавиться от некоторых предубеждений, чтобы понять суть ритуала как явления, необходимый и очень важного в человеческой жизни.
Существует связь между потребностью совершать навязчивые действия и степенью выраженности так называемого анального характера. В настоящее время данная тема не пользуется широкой популярностью в силу своей специфики. Как пишет в «Основах психоанализа» Н.Ф.Калина «Клиенты испытывают естественное и вполне понятное чувство стыда, а терапевты, в свою очередь, не хотят выглядеть претенциозными и смешными».
   Тем не менее, поведение, для которого характерно желание совершать обсессивно-компульсивные ритуалы, «анальным»  называют небезосновательно, а основу того, что образует так называемый анальный характер поистине можно назвать комплексом комплексов.
Фрейд обратил внимание на то, что в период с двух до пяти лет чувственность у ребёнка фиксируется в области ануса. Эти наблюдения были описаны им в статье «Характер и анальная эротика» (1908 г.).
   В возрасте около полутора лет, когда происходит созревание анального сфинктера, ребенок получает возможность более полно контролировать акт дефекации. Освобождая кишечник или, наоборот, сдерживаясь, ребёнок испытывает удовольствие эротического характера. Эту фазу сексуального развития, длящуюся приблизительно до трех лет, Фрейд назвал анальной. Как раз в это время неожиданно для себя ребёнок обнаруживает действенный способ манипулировать матерью, которая пытается приучить его к горшку. По своему желанию он может заставить её ждать, нервничать, сердиться, либо наоборот – заработать поощрение.
   Надо сказать, для ребёнка это открытие. Прежде он не мог контролировать свои физические отправления и не имел такой власти над окружающим миром (который для него практически всецело состоял из его матери). Теперь же перед ним открываются новые перспективы. Он впервые обнаруживает рычаг, регулятор, при помощи которого можно воздействовать на мать или других воспитателей, вызывая у них либо положительные, либо отрицательные эмоции.
   После такого опыта, в нём навсегда поселяется уверенность, что существуют довольно простые («магические») способы воздействия на людей, а особенно, если мать окажется уступчивой и терпеливой.
   Примитивная анальная игра позволяет ребёнку впервые ощутить вкус борьбы и радость победы. Таким образом он проверяет мир на прочность, ведь есть вероятность получить наказание и есть возможность «дозировать» степень риска. Один за другим он примеряет на себя ярлыки («хороший», «послушный», «грязнуля», «упрямец»). Он сам решает, уступить ли ему или победить, и чем ради этой победы можно пожертвовать. Он играет, блефует, испытывает. В экзистенциальном смысле он задаёт себе тот же вопрос, который задавал себе персонаж Достоевского: «Тварь ли я дрожащая или право имею?»
   Как раз во время анальной фазы развития у ребёнка формируется двойственное (амбивалентное) отношение к своим действиям, которое сохраняется всю дальнейшую жизнь. Формирование это, по мнению Фрейда, во многом зависит от степени строгости, с которой ребёнка приучали к горшку и от того, в каком возрасте его начали учить опрятности.
   Постепенно эта двойственность уравновешивается, становится привычной, обыденной, но именно она закладывает семена внутренних конфликтов между стыдом и удовольствием, агрессивностью и страхом, сомнением и решительностью. Так начинают формироваться представления о возможном и недопустимом, о добре и зле.
   Вырастая, мы, конечно, не помним, когда и как возникла эта двойственность, и считаем ту меру, в которой она в нас выражена, данностью, а саму двойственность чем-то естественным, неотъемлемой частью себя. И именно глубина нашего личного понимания того, что можно и чего нельзя, отличает нас друг от друга, определяет уровень нравственности и социальности, то есть нашего согласия (или несогласия) с моралью и принципами общественного сосуществования.

   Опыт, полученный в анальной игре, в дальнейшем ребёнок переносит на другие виды отношений с окружающими и в различные сферы жизни. Вновь обнаруживаемые рычаги психологического воздействия бессознательно ассоциируется с процессом дефекации, анусом и фекалиями. Удовольствие от детской анальной эротики постепенно замещается удовольствием, получаемым от бережливости, упрямства, аккуратности или наоборот – расточительности, непунктуальности. Эти противоположности, согласно Фрейду, могут пересекаться в одном человеке, компенсируя друг друга.
Резко выраженный анальный характер имеют педанты, принципиальные, очень скрупулёзные во всех отношениях люди, склонные к сосредоточению на мелких деталях. Их «ритуальная» деятельность сразу бросается в глаза. Все их вещи в идеальном порядке, они исключительно точны, исполнительны, расчетливы и скупы. Правила и принципы, по которым они живут, по их мнению, другими должны восприниматься как незыблемые. Такие люди высокомерны и часто бывают раздражительны. Им присуща жестокость, даже садизм.
   Этот характер хорошо знаком нам по книгам и фильмам, изображающим чопорных, жестоких учителей, настоятелей, инквизиторов.
   Такие люди часто находят себе место там, где работа связана с требованием следовать букве закона и возможностью властвовать над другими. Доминирование над матерью, впервые прочувствованное в детском возрасте, у них замещается чувством власти и морального превосходства над теми, кто не соответствуют ими же придуманным требованиям. Как писал Адлер, «стремление к превосходству никогда не исчезает, и фактически, именно оно формирует разум и психику человека»".

Типичным примером анального характера в его крайней форме можно назвать рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. В детстве он вёл дневники, где протоколировал каждое своё действие. Вот, например, что записано в одном из них:

«1. 8.15 Воскресенье… купался 3-й раз. Папа, Эрнст и я купались после катания на лодке 4-й раз. Гебхард слишком разогрелся…2. 8.15 Понедельник… вечером купался 5-й раз…

3. VIII. Вторник… купался 6-й раз…

6. VIII. Пятница… купался 7-й раз… купался 8-й раз…

7. VIII. Суббота… до обеда купался 9-й раз…

8. VIII…купался 10-й раз…

9. VIII. До обеда купался 11-й раз, после этого купался 12-й раз…

12. VIII. Играл, потом купался 13-й раз…

13. VIII. Играют, потом купался 14-й раз…

16. VIII. Затем купался 15-й и последний раз».

Придя к власти, этот маленький педант, следуя политике правящей партии и собственным убеждениям, управляемый собственными комплексами, устроил самый масштабный в истории человечества геноцид.

Это один из тех случаев, когда особенности характера способствуют тому, что человеком правят психологические комплексы, и человек, не имея силы и возможности освободиться от их власти, становится чрезвычайно опасен для общества. Он служит комплексам так же ревностно, как древние жрецы служили своим жестоким и кровожадным богам.

Выстраиваемая система отношений с комплексами у человека с выраженным анальным характером невероятно крепка, и обсудить с ним его комплексы крайне затруднительно. «Ритуальные» отношения, сформировавшиеся в младенчестве, становятся образом их жизни, и мысль об освобождении от них для таких людей недопустима: она тождественна мысли об освобождении от самих себя.

Если сравнить анальный комплекс человека с религией (это лишь условное сравнение, ведь официальная религия общества и религия отдельной личности – разные понятия), то одни из нас будут «мирянами», другие – «фанатиками», третьи – «атеистами». Две последние категории – фанатики и атеисты, будучи крайними проявлениями, как раз и являются носителями выраженного анального характера. В остальной же массе он, хоть и присутствует, но выражен более умеренно.

Уровень анальных черт в характере определяет степень склонности к фанатизму. Чем «анальнее» характер, тем фанатичнее убеждения. Анальный комплекс может превратить любую мысль в идею-фикс, ослепить, а из любого комплекса сотворить культ.

Фарисеи с книжниками, которых реформатор Иисус называл лицемерами, а еще – охотники на ведьм, ярые сторонники пуританизма, викторианской морали и так далее  – вот хорошо известные нам образы анальных характеров.

Датский режиссер Ларс вон Триер в своей знаменитой картине «Догвилль» изображает целую деревню, каждый житель которой получил возможность посмаковать свою власть над тем, кто добровольно исполняет роль подчинённого. Игра с каждым днем всё больше распаляет азарт, и тем глубже у персонажей проявляются черты анального характера, тем сильнее довлеют комплексы и больше необходимость в совершении ритуалов.

Если человек слишком болезненно реагирует на критику того, что считает «истинным», испытывает стремление защищать идею кулаками, склонен к одержимости, предрасположенность к бичеванию и самобичеванию, всё говорит о том, что в его характере обнаружились черты анального комплекса.

 

А теперь разберёмся, почему я называю анальный характер комплексом комплексов.

Выше я говорил, что по Юнгу, комплекс – это фрагмент нашего сознания, отколовшийся под действием травмы, эмоционального шока, и живущий внутри нас собственной жизнью. Опыт, который получал ребёнок, приучаясь к дефекации, был его первым серьезным испытанием. Мать могла быть ласковой, терпеливой, уступчивой, но могла быть и строгой, раздражительной, гневной. Либо, наоборот, она была занята собой и принимала минимальное участие в этом процессе. Кроме того, у одних детей пищеварение не вызывает проблем, у других бывают, например, запоры. Отсюда и различные эмоциональные впечатления ребёнка – от навязчивого страха перед наказанием до восторга по поводу победы над матерью.

А теперь попробуем представить себе то разнообразие импровизированных сценариев, которые разворачивались и разворачиваются во время приучения детей к горшку в масштабах человечества, учитывая бесконечное количество нюансов характеров миллионов воспитателей и условий жизни, включая и то, что до сих пор ещё не у всех народностей в быту используется детский горшок.

Чем продолжительнее опыт инфантильных анальных игр и чем драматичнее впечатления, которые вынес из них маленький человечек, чем острее он переживал первые уроки борьбы, победы и поражения, тем ярче в нём со временем выразятся черты анального характера. Тем ревностнее он будет служить своим комплексам, которым суждено сформироваться в будущем.

Если же, приучаясь к горшку,  ребёнок не испытывал трудностей, легко обучился самостоятельности и гармоничным отношениям с окружающим миром, то черты, относящиеся к анальному характеру, будут в нём присутствовать в наименьшей степени. Это значит, что повзрослев, он сможет контролировать отношения с комплексами и практически не попадёт под их вредное влияние.

Можно допустить, что у человека вовсе отсутствуют характерные анальные черты. Это возможно, если опыт приучения ребёнка к горшку ни в коей мере не был связан с психологическими или физиологическими трудностями, яркими эмоциональными впечатлениями, прошел быстро и не оказал существенного влияния на формирование психики ребёнка. Это, разумеется, не значит, что впоследствии ребёнку не придётся пережить опыт сопротивления и борьбы, но он уже не будет иметь отношения к анальной фиксации.

Таким образом, в каком бы возрасте не сформировался комплекс, задолго до его появления – ещё в два или три года – закладывается и навсегда определяется то, какова будет степень зависимости человека от комплексов вообще.

 

Теги: #комплексы #психология #ритуал #ананкаст #психологиякомплексов

Просмотров: 535 | Добавил: AlexS | Теги: анальный характер, ананкаст, комплексы, психология | Рейтинг: 4.5/4
Всего комментариев: 71 2 3 4 »
avatar
1
Очень, очень интересно. Вот это "откупиться" очень знакомо. А можно ли где-нибудь скачать всю книгу?
avatar
0
2
Спасибо за комментарий, Ольга. Пока нигде (читайте предыдущий пост). Книга на стадии окончательной правки, а это может быть длительным процессом. Регистрируйтесь. В блоге будут выложены другие отрывки. Также смотрите новости здесь - "Психология комплексов" (страница на facebook)
1-1 2-2 3-3 4-4
avatar

Форма входа

Поиск по сайту

"Я" и Социум

Взаимодействие человека и общества проблемы и перспективы"

Новое на сайте

Инфообщество

Человек в информационном обществе"

Загадки человека

Телепатия в будущем

Гендер

Психология феминизма"

Арт-терапия

Теория катарсиса

Отношения

Когда женщина боится мужчину

Новости блога

Семиотика

Фаллический символ

LI

Статистика