Психопрактика

Психология комплексов

Блог

Блог "Суть жизни человека, или Психология комплексов"

Гендер

Пол человека или пол-человека?"

Философия

Виды свободы

Архив статей

Когнитивная наука

Искусственный интеллект

Психофизиология

Психофизиологическая экспертиза

Арт-терапия

М.Бахтин: теория карнавала

Мужские комплексы

Мужские комплексы

Суть жизни человека, или Психология комплексов

ПЕРВЫЙ ПОСТ » 2016 » Апрель » 5 » Взгляд на комплексы в книге Т.А.Коупа "Страх Юнга"
10:14
Взгляд на комплексы в книге Т.А.Коупа "Страх Юнга"

   Недавно нашел в рунете интереснейшую главу из книги Тео А. Коупа "Страх Юнга" (2006)  и прочитал, что книга получила широкий резонанс в юнгианском мире. К сожалению, сколько не рыскал в англоязычном интернете в поисках информации о нем, так и не нашел. Зато нашел доктора Коупа на Фейсбуке, правда страничка давно не была активной. Естественно, попросился в друзья и написал письмо. Слишком уж созвучны его мысли тем моим, которые я излагаю на этом сайте.

 Краткая справка. Тео Коуп - доктор философии, преподает аналитическую психологию и психологию китайской культуры в Университете Гуаньчжоу. Занимается также частной терапевтической практикой.
 

  В своей книге «Страх Юнга» Коуп выдвигает идеи, с которыми можно по-новому взглянуть на природу психологических комплексов. Он говорит о таком явлении как персонификация (со ссылками на Хиллмана), как о "режиме мышления". Используя феноменологический подход, Коуп рассматривает природу эмоционального образа (комплекса), пытаясь по-новому посмотреть на его психологическую реальность. Персонификация и "одухотворение" комплекса - одно и то же или нет?

   Кроме того, ученый напоминает о необходимости слияния юнгианской теории с другими науками.

   "Чтобы быть целостным, - пишет Коуп, - любое переосмысление теории комплексов должно включать находки нейробиологических исследований; этого не сделал Юнг, а его последователи только начали этим интересоваться.  Эта интеграция без редукции не должна утверждать абсолютную автономию психики,  исключив при этом находки нейробиологии, и не должна застревать на очаровании архетипических образов. Духовное измерение психики, хоть и является доказанным, только «мыслится» как способное существовать вне тела (в религиозно-философской концепции). Человеческая жизнь требует интеллектуальной психики в единстве с физиологическим измерением человеческой морфологии…"

   Коуп подчеркивает, что его работа является начальной фазой проекта, пытающегося рассмотреть теорию комплексов в свете современных находок наук о мозге, в том числе когнитивной науки.

   Ниже приведен отрывок из восьмой главы книги Коупа "Страх Юнга".

   "Хотя Юнг никогда прямо не утверждал, что эмоция является сущностью, он считал, что комплекс является ею.

Более того, он ясно постулировал необходимость «психических сущностей вне сознания» (1913, пар. 256). У человека есть личность; психологическая реальность может персонифицироваться, но не имеет личности. Она может проявляться и распознаваться как личность благодаря этой персонификации, а также благодаря возникающим фрагментарным воспоминаниям, но только человек обладает личностью. Комплекс не может быть личностью в силу простого факта, что он не есть вся личность. Он лишь персонифицируется. Мы проецируем свою личность на внеличностные вещи из-за нашей склонности все персонифицировать. Когда Юнг утверждал, что комплексы являются осколочными личностями, он имел в виду психологические сущности – «части души» (1921, пар. 77; 1928d пар. 295).
   Работа Хиллмана по архетипам  дает повод сказать о еще одном аспекте персонификации. Он говорил, что персонификация является «базовой психологической активностью – спонтанное переживание, представление и описание конфигураций бытия в качестве психических явлений…» (Хиллман, 1975, с.12). Персонификация, как он ее видит, следствие психологизма, и она «подразумевает человека, создавшего Богов по своему образу и подобию, как автор создает персонажей из самого себя» (там же). Персонификация является «режимом мышления». С другой стороны, персонификация  «является способом бытия в мире и переживания мира как психологического поля, события которого происходят через людей, так что они затрагивают нас, побуждают  и привлекают» (там же, с.13).
   Его замечание эвристично и соответствует наблюдениям. Согласно юнговской четырехчастной типологии (ощущения, мышление, чувства и интуиция) каждый воспринимает жизнь из своей психологической конфигурации. Хиллман видит персонификацию как психическое присутствие, потому что это отражает его доминирующую функцию; другие же будут видеть ее в соответствии со своими высшими функциями чувствования, мышления или ощущения. Ни одна из функций не является лучше других. Это просто разные способы бытия в мире. Однако, если замечание Хиллмана про персонификацию верно, если это базовая и спонтанная психологическая активность, то не имеет значение, называем ли мы этот  процесс персонификацией или одушевлением. Это обычный режим существования. Важно то, как мы сознательно воспринимаем мир и как понимаем наш опыт. Т.к. мы видим мир только так, как это свойственно человеку, то независимо от того, считаем ли мы, что мир персонифицирован (одушевлен), или что это мы сами персонифицируем мир, конечный результат будет один и тот же: мы видим мир личностно. Не все видимые объекты являются людьми, но все они могут быть персонифицированы.  Если посылка Хиллмана неверна, то и не имеет значения, как называть этот процесс.  
   Если возвратиться к позиции Юнга «сущности в душе», то именно в этом пункте я полемизирую с кантианской  философией в отношении комплексов.  Используя  философию чувствующего разума Зубири, я предлагаю новые философские и научные объяснения и свежий взгляд на психологическую реальность эмоционального комплекса и эмоционального образа. Если юнговская психология учит нас конструктивной психологической позиции, то не имеет смысла придерживаться понятия комплекса как «сущности в душе». Мы способны придумать альтернативный подход, уважающий реальность психики, реальность эмоционального образа, а также учитывающий нейробиологические находки. Принцип реальности психики здесь понимается в смысле тела-психики. Обоснование можно взять из нейробиологии (экспериментальное изучение реальных людей, переживающих эмоции и образы), а также из философского переосмысления Зубири западного понятия esse и реальности (1980).
   Если образ – не реальность, то когнитивный подход к воображению, защищаемый Лэнгом и др., должен рассматриваться как иллюзорный и метафорический. Тогда возникает вопрос: какова реальность эмоционального образа? Я утверждаю, что это вопрос и нейрофизиологии и психологии, он и ретроспективный и проспективный, он связан и с памятью и с предвидением. Образ процесса вызывает эмоцию и может быть связан с инстинктами. Надо продемонстрировать, что это означает, учитывая при этом и юнговский подход, и нейробиологию.
   Поскольку эмоции  представлены образами, нужно рассмотреть их научно и с ретроспективной и с проспективной точек зрения. Некоторые образы ретроспективны, другие могут быть конструктивными. Ретроспективная точка зрения разделяется  нейробиологами, физиологами и бихевиористами, которые изучают телесные реакции как объективно измеряемые, общезначимые для нашего вида, каузально обусловленные, подходящие для категоризации и редукции к известным функциям и оперативным принципам. Если к образу подходить проспективно, то, напротив, он неизмерим: невозможно статистически оценить значение, эффективность или причину отдельного образа. Он подтверждается через  межличностный диалог с проживающим его интроспективным сознанием. Образ имеет смысл только для конкретного индивидуума с его уникальным опытом и не подтверждается воспроизводимостью; он может не иметь причинной обусловленности (как ясно показывают сны), но иметь функциональную связь. Его можно анализировать типологически, т.е. с точки зрения типических образов, благодаря мозговым структурам, сенсорным режимам и т.п. Ретроспективно образ может быть всего лишь образом; проспективно образ – это всегда символ.
   Т.к. предыдущие главы фокусировались на изучении памяти, где образ понимался как  энграмма, созданная функционированием мозга, полезно теперь рассмотреть символическую природу эмоционального образа, прежде чем прийти к его «друговости». Возникший образ всегда что-то означает для человека, его переживающего. Если он является знакомым, то он может иметь личное историческое значение, если же он незнаком, необходимо более глубокое рассмотрение его символического смысла через амплификацию и ассоциацию. В то время как ранний Юнг отвергал гипотезу личного бессознательного в пользу коллективного, я не буду этого делать. Уместно рассматривать символическое качество без привлечения гипотезы о бессознательном, т.к. базис этой гипотезы я пытаюсь здесь подвергнуть пересмотру. Конечно, этот краеугольный камень – эмоциональный комплекс. Комплексы – «царская дорога»  в это гипотетическое бессознательное. Я не отказываю бессознательному в существовании, я лишь использую известный феноменологический подход".

P.S. Тео Коуп ответил. Удивлен, что есть русский перевод. Он не знал. Акт пиратства его не прогневил. Наоборот, был рад, пригласил к дальнейшему диалогу.

Переведенная на русский язык глава найдена здесь http://maap.ru/library/book/42/

Просмотров: 342 | Добавил: AlexS | Теги: коуп, Тео, хоуп, страх юнга | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
avatar
1
Духовное измерение психики неподвластно нашему уму. Слишком уж трудно отделить "душу", суть человека  от т.н.комплексов, но эта тема всегда будет занимать человеческий ум
avatar

Форма входа

Поиск по сайту

"Я" и Социум

Взаимодействие человека и общества проблемы и перспективы"

Новое на сайте

Инфообщество

Человек в информационном обществе"

Загадки человека

Телепатия в будущем

Гендер

Психология феминизма"

Арт-терапия

Теория катарсиса

Отношения

Когда женщина боится мужчину

Новости блога

Семиотика

Фаллический символ

LI

Статистика