Психопрактика

Психология комплексов

Блог

Блог "Суть жизни человека, или Психология комплексов"

Гендер

Пол человека или пол-человека?"

Философия

Виды свободы

Архив статей

Когнитивная наука

Искусственный интеллект

Психофизиология

Психофизиологическая экспертиза

Арт-терапия

М.Бахтин: теория карнавала

Мужские комплексы

Мужские комплексы

Часть вторая. Яблоки познания. Данаида. стр.55


1

Гувер был все тем же, каким Анна его запомнила. В первой жизни у нее было увлечение: разъезжать по крупным городам. Под самым благовидным предлогом – написание курсовой – она побывала во всех пятимиллионниках. Но вместо изучения «особенностей инфраструктуры континентальных и плавучих городов», слонялась по барам и дискотекам. Наверное, как и все на заре своей жизни, не думая о последствиях. Что ж, она могла это себе позволить. Во-первых, Анна не собиралась влачить первый век до старости. Еще чего! Во-вторых, она рассчитывала избавиться от кое-каких наследственных заболеваний: клоны более совершенны, чем исходные матрицы. Чем больше раскошелишься, тем совершеннее. В-третьих, Анне просто не терпелось выйти из-под опеки родителей. В первой жизни ты всецело от них зависишь, ведь именно они обеспечивают сертифицированное право на реинкарнацию. Два далеко не идеальных человека, которых порой трудно выносить, с которыми далеко не во всем хочется соглашаться, занимают беспроигрышную позицию створок райских врат. И если врата эти вовремя не раскроются, это похлеще, чем лишение наследства. Анна, как принято выражаться, родилась завернутой в сертификат, но от этого ничуть не меньше зависимой от родителей.
Она не питала иллюзий по поводу каких бы то ни было выдающихся способностей, с помощью которых могла бы самостоятельно заслужить право на следующую жизнь. Она не обладала артистическим талантом Глории в той степени, чтобы затмить славу матери. Не было у нее и деловой жилки отца. Но, даже признавая себя посредственностью, Анна не допускала мысли, что не заслуживает новых воплощений, как возможности к поиску и познанию себя. Другое дело, что поиски никуда не приводили, развиваясь по спирали, согласно общим закономерностям. И вот теперь, когда она просто «мисс» без имени, документов, денег и, с точки зрения закона, без внешности, у нее есть всего одна попытка найти правильный путь.
Было четыре часа дня, когда Анна уже стояла на краю Желтой площади, полвека назад переименованной в площадь Козельского, известного физика. За изобретения в области дистанционной передачи энергии Козельский получил Норфоловскую премию. Это автоматически давало ему право на реинкарнацию, как заслуженному деятелю науки, обладающему общественно-полезным потенциалом. Но, как это часто бывает, судьбе или Всемогущему Абсолюту, – в которого можно верить или не верить, от чего ему ни жарко, ни холодно, – угодно было посмеяться над человеческими планами. Козельский, не завершив процедуры отбора материала для клонирования, умудрился выпасть из окна гостиничного номера прямо на желтые камни этой самой площади. М-да, каждый увековечивается, как может. Ходило много слухов об убийстве, но доказательства так и не были найдены. «А может, Козельский жив? – подумала Анна, разглядывая золотой шпиль с вымпелом гостиницы, которая по-прежнему называлась «Желтая». – Работает где-нибудь на секретном объекте». 
Крыша гостиницы блестела на солнце черными глянцевыми пластинами фотоэлементов, а по периметру была утыкана флюгерами ветряков, как все высотные здания Гувера. В ветреную погоду легкое жужжание повсюду сопровождало горожан и туристов, как будто над городом роились миллиарды пчел. Быть может, поэтому Анна предпочитала приморские и плавучие города, где для выработки электричества использовали энергию приливов и течений.
Площадь Козельского была местом шумным и оживленным, что не вязалось ни с историей возникновения нового названия, ни с когда-то разработанными нормами предельно допустимого уровня шума. Времена изменились: история и мода сделали очередной виток во всеобщей спирали. 
Мимо Анны проходили толпы в аляповатых нарядах, подметая расклешенными брючинами тротуар, бликовали тысячи очков, закрывающих пол-лица, большинство из них с электронной начинкой линии «Конексус». Эти люди не представляли собой единства, их наряд не выражал протеста, над ними не довлела идейная подоплека, им просто нравилась новая мода, провозглашавшая их детьми солнца, что бы это ни значило. 
Анну тоже устраивал подобный стиль – волосы прикрывали обезображенную мелкими шрамами правую половину лица, очки прятали глаза, серапе лишало фигуру, присущих ей особенностей. В таком наряде женщина с узкими бедрами при желании легко могла сойти за парня. 


Форма входа

Поиск по сайту

"Я" и Социум

Взаимодействие человека и общества проблемы и перспективы"

Новое на сайте

Инфообщество

Человек в информационном обществе"

Загадки человека

Телепатия в будущем

Гендер

Психология феминизма"

Арт-терапия

Теория катарсиса

Отношения

Когда женщина боится мужчину

Новости блога

Семиотика

Фаллический символ

LI

Статистика