Психопрактика

Психология комплексов

Блог

Блог "Суть жизни человека, или Психология комплексов"

Гендер

Пол человека или пол-человека?"

Философия

Виды свободы

Архив статей

Когнитивная наука

Искусственный интеллект

Психофизиология

Психофизиологическая экспертиза

Арт-терапия

М.Бахтин: теория карнавала

Мужские комплексы

Мужские комплексы

Данаида стр. 101

***
Всю ночь ей казалось, что кто-то копается в ее голове, задает вопросы – каверзные, бесстыдные, нелепые. Анне мерещился китаец

Чан в его дурацкой голубой пижаме. Он насмехался, язвил, расспрашивал об отце: Чана интересовали мелкие детали, вроде того,

были у них с отцом какие-нибудь известные только им словечки, шалости, семейный вздор. Она не хотела говорить с ним, а он грозил

ей щипцами, якобы предназначенными для вытягивания слов из мозга. Он тянулся к Анне, и она пыталась защитить голову, а руки

натыкались на оголенные извилины, это было ужасно, – она понимала, что спит, но не могла проснуться.
Потом Чан оставил ее в покое, явился Хольм. Он говорил, что теперь (он налегал на этом «теперь») ей можно забыть обо всем, что

не касается дела. Она не понимала, что тот имеет в виду, но на душе стало определенно легче. Она вздохнула и спросила, когда к

ней придет отец, и Хольм сказал, что теперь это не проблема, они смогут видеться часто. Она улыбнулась ему и хотела спросить

еще что-то, но мысли стали расползаться, как мокрые салфетки, и Анна погрузилась в пустоту.
 
Наутро ее разбудил сигнал подъема, она глянула на часы: было пять ноль-ноль.
За амбразурой мелькал яркий свет фонарей. Анна стала лихорадочно одеваться. Куда теперь? В строй? К тренажерам? На

стрельбище? А может, прямо в бой?
– Сержант Ковач, к генералу! – Она узнала голос Робинсона.
Анна выбралась наружу, поправляя на себе форму. Спальная территория, парк, снующие туда-сюда люди – все было погружено в

сумерки; то тут, то там мелькали лучи фонарей.
– Идите за мной, сержант… мисс.
Анна поспешила вслед за Робинсоном, стараясь не терять из виду его спины. В голове стоял туман, как после похмелья.
«Генерал – это мой отец», – дошло до нее спустя несколько секунд.
Спросонья она никак не могла восстановить в памяти картину вчерашнего. Ее привезли сюда на флаере – это она четко помнила,

потом отец рассказал ей все о себе, о ней и о «Меморис», он дал ее новый чип и имя. Они должны были вместе что-то вспомнить.

Теперь они с ним не просто отец и дочь – барон и баронесса Киды, они – сообщники, они – борцы за… За что же они должны с ним

бороться? Она никак не могла припомнить этого. Но то, что отец защитит ее, наконец, от преследователей, это она хорошо понимала.

Ведь он так храбр и умен, он опытен и предприимчив – не то, что тот человек (как же его звали? – она забыла имя), который

сопровождал ее какое-то время.
«Папа!» – Анна чуть не запрыгала от радости – ведь ее ведут к Патрику.
Что-то, однако, смущало. Странный вчера был день – прошел, как в полусне… Они с отцом много говорили, но все время было

чувство, что смутный груз лежит на душе. Анна слушала Патрика и задавала только те вопросы, на которые он сам ее наводил. И

еще: вчера ее определенно занимала мысль, которую сейчас она никак не могла вспомнить.
Кажется, она пришла в себя, только к вечеру, оставшись одна. Но сейчас – то же самое. Что-то дурманило, мешало рассуждать

здраво, то и дело уводило в забытье.
Как будто ее внезапно разбудили во время крепкого сна…
«Анна, дорогая, ты меня слышишь? Как спалось?»
От неожиданности Анна схватилась за уши. Что такое? Трансляция? Ментальная? Но этого не может быть – ее давным-давно

запретили!
«Папа, папа… я слышу… Где ты? Разве это законно?»
«Я у себя, Анна. На войне свои законы, так что привыкай, моя девочка. Через полминуты увидимся. Это проверка. Теперь сможем

время от времени выходить на связь. Для нас единственный выход, сама понимаешь…»
«Да, пап, конечно. Это так странно… Правда, мне кажется, кто-то уже когда-то со мной говорил так… мысленно…» – Она заметила,

что стала отставать от Робинсона и подбежала, чтоб догнать его. Анне хотелось схватить его за руку, но, наверное, это было бы

очень глупо, и она просто посеменила рядом.
«Ты что-то путаешь, дорогая. Технология недоступна для обычных смертных».
«Да, должно быть, мне показалось, папа. Я так рада, что ты меня нашел!»
«Я тоже рад, дочка».
Они с Робинсоном подошли к модулю – такому же, как тот, в котором она спала. Если бы не сопровождавший, сама бы она его не

смогла отыскать. Робинсон отдал честь и ушел.
«Один момент», – послышался голос отца.
Дверь ушла в сторону, и он вышел с миникомом в руках. Синеватые отблески бегали по его сосредоточенному лицу.
– Сегодня отправляюсь в район боевых действий. Приказ департамента, – сказал он. – Поручу тебя одному человеку, его задачей

будет обеспечивать твою безопасность.
– Но, папа, – она прильнула к нему. – Почему ты выбрал такое занятие? Разве нет лучшей деятельности для прикрытия?
– Тсс… – Патрик приложил палец к губам, прошептал ей на ухо: – Прикрытие на все сто. Что может быть лучше войны? Я здесь как

рыба в воде!
«Как он прав, – подумала Анна. – А ведь он всегда прав».
Патрик прочитал мысли и, улыбнувшись, провел ей по щеке идеально гладкой рукой. Анна рассмеялась, она снова чувствовала себя

девочкой рядом с ним. Ей не хотелось никуда уходить, но он настаивал.
– Сейчас сюда придут офицеры. Один из них… э-э… отведет тебя в штаб. – Внезапно он заговорил медленно, раздумчиво, словно

прислушиваясь к чему-то. – Это.. это мой штаб, видимо… То, что ты там увидишь, Анна… не должно тебя смущать. Ты… будь

спокойна и сделай все, что скажут. Хорошо, дорогая?
– Да, папа, – кивнула она. – Я буду спокойна, я сделаю все, что скажут. Не переживай. Только, папа…
– Чепуха! Тут не о чем говорить! – неожиданно крикнул Патрик, видимо, по какому-то другому каналу, недоступному для Анны. Она

вздрогнула.
– Не обсуждается! – снова гаркнул Патрик, превратившись в грозного военачальника. – Группа перебрасывается в один этап, до

одиннадцати вы должны передо мной отчитаться, потому что в одиннадцать тридцать я докладываю в департамент. Конец связи.
– Папа… – Анна хотела что-то спросить, что-то важное, что завертелось у нее на уме, пока он кричал, но неожиданно она потеряла

мысль.
– Да, моя девочка? – Патрик уже вернулся к роли заботливого отца. Он оперся о стенку модуля и, приложив миником экраном к

груди, внимательно на нее посмотрел. В сумерках его лицо неожиданно показалось Анне лицом манекена.
– Папа, эти… как их? Ллойд с Джонсоном…
«Мысленно, дорогая».
«Эти двое… Ллойд с Джонсоном – я ничего не знаю о них… (Нет, разве не о чем-то другом она думала? Да что же это снова с

памятью?..) Пап, мне кто-то сообщил, что они замышляют… э-э… скверное, да? Эти два человека опасны не только для нас, они…»
Анна стала отыскивать в памяти воспоминание, промелькнувшее мгновение тому – и не нашла его. Неприятное предчувствие

заворочалось в душе. Анна растерянно потерла виски. Ей показалось, что отец нахмурился.
«Ллойд с Джонсоном – подонки! – мрачно отозвался он. – Мало кто знает всю подноготную о них, я и сам долго был в неведении…» –

И он печально вздохнул.
«Папа, но ведь все идет как надо? – с надеждой спросила Анна. – Не о чем переживать, да?»
«Разумеется, не о чем, – сухо отозвался он. – Я же сказал: можешь быть спокойна».
В эту минуту к ним подошли трое в офицерских формах.
– Приветствую, генерал, – сказал один из них. – Дивизион готов.
– Отлично, полковник. Сейчас идем. Харли, отведете сержанта Ковач в штаб, к генералу Ван-Хортону.

Читать дальше

 

Форма входа

Поиск по сайту

"Я" и Социум

Взаимодействие человека и общества проблемы и перспективы"

Новое на сайте

Инфообщество

Человек в информационном обществе"

Загадки человека

Телепатия в будущем

Гендер

Психология феминизма"

Арт-терапия

Теория катарсиса

Отношения

Когда женщина боится мужчину

Новости блога

Семиотика

Фаллический символ

LI

Статистика