Психопрактика

Психология комплексов

Блог

Блог "Суть жизни человека, или Психология комплексов"

Гендер

Пол человека или пол-человека?"

Философия

Виды свободы

Архив статей

Когнитивная наука

Искусственный интеллект

Психофизиология

Психофизиологическая экспертиза

Арт-терапия

М.Бахтин: теория карнавала

Мужские комплексы

Мужские комплексы

Данаида стр. 102

«Генерал Ван-Хортон… Ван-Хортон…» – бормотала Анна, пока шла за капитаном по имени Харли.
– Далеко ли идти, мистер… э-э?
– Рядом, – буркнул капитан. – Три минуты ходу.
Они выбрались из парка, перешли дорогу, оказались у ярко освещенного бетонного забора. Капитан поднес руку к сканеру, ворота

открылись, и они вошли в широкий двор, придавленный сверху прозрачным колпаком.
– К тому зданию, сержант. – Капитан кивнул и удалился.
Анну встретили двое вооруженных охранников, и один из них потребовал ее левую руку, ее просканировали.
– Направо по коридору, сержант, – сказал один из охранников, и они расступились.
Перед ней открылся проход, Анна вошла в здание и на миг зажмурилась от разноцветных вспышек датчиков тотального

сканирования. Одна за другой, не замедлив ее движения, отъехали в сторону несколько стеклянных перегородок, и она прошла по

беззвучному покрытию, куда ей направили. В коридоре ей отдал честь дневальный и бесстрастно указал на дверь, на которой

красовалась надпись «Генерал Ван-Хортон».
Дверь открылась, Анна шагнула в просторный кабинет: стены под золото, стол, головид, три кресла, желтый диван. За столом сидел

Патрик – он говорил с кем-то по миникому.
– Да, сэр, – сказал он, жестом предлагая Анне присесть в кресло.  («То, что ты там увидишь, не должно тебя смущать».) – Готов

принять командование сорок пятым дивизионом сразу после получения депеши, – отчеканил Патрик. – Никаких проволочек, сэр.

Сегодня же, сэр. Программу уже изучил…
Анна села и вперилась взглядом в отца. «Как ему идет это тело, – думала она. – Странно, что я сразу не заметила. Отец –

настоящий офицер, он всегда был таким, не так ли?» Она улыбалась, ожидая конца разговора. Как здесь уютно. Уют – это то, чего в

последнее время так не хватало. Правда, приплеталось странное чувство… Что-то мешало, словно она сидела в общественном

кинотеатре и чья-то широченная спина закрывала экран, но это, должно быть, от нервного перенапряжения, ведь все-таки, как ни

крути, война.
– Alager com alagero, сэр! – бодро закончил Патрик и отключился.
Нет, он не просто прервал сеанс общения с невидимым боссом – генерал Ван-Хортон отключился в полном смысле: он откинулся на

спинку кресла и поник, как сдувшаяся игрушка. Взгляд его устремился в пустоту.
Некоторое время Анна изумленно за ним наблюдала.
– Пап, – осторожно позвала она через минуту. – Папа, что с тобой? Послушай, ты меня пугаешь!
Но он был неподвижен. Анна невольно вспомнила, что когда-то в родительском доме была модель робота-консьержа, но потом у

него испортился аккумулятор, и он некоторое время был отключен. Пока его не починили, он оставался на своем месте, и Анна

боялась его неподвижности.
Она встала и хотела подойти к отцу, как вдруг распахнулась дверь в соседнее помещение, которую она сперва посчитала дверью в

санузел. Навстречу ей шагнул человек гигантского роста. Анну поразила его журнальная внешность: большое форматное лицо,

циничный взгляд, кожаный костюм и… рыжая шляпа ковбоя.
– Чао, подружка! – Незнакомец изогнул бровь а-ля-мачо, сверкнули полированные до неестественного блеска зубы. – Перед тобой –

Кейт Джонсон, великий человек. Сядь и слушай.
Он сдернул шляпу, швырнул ее на стол перед носом Патрика и, обдав Анну изрядной порцией феромонов, развалился на диване.

Пожалуй, если бы не странное поведение отца, Анна и ухом не повела бы в ответ на  требование этого плэйбоя, но необычность

положения заставила ее опуститься в кресло.
– С настоящего момента ты себе не принадлежишь, – сказал он. – Кейт Джонсон – твой господин, – он ткнул пальцем себе в грудь. –

Это основной закон. Однако бояться не следует, Кейт Джонсон не чудовище. Можешь считать его своим богом.
Сощурившись, Джонсон покосился куда-то в верхний угол стены, должно быть, прикидывая, какое из божественных откровений

произнести. Анна заерзала в кресле, с испугом поглядывая на Патрика, но он так и не переменил позы.
– Хрен с ним, если хочешь, можешь считать Кэйта Джонсона только полубогом – он не честолюбец! – Джонсон загоготал раскатисто,

как антигерой из подросткового сериала «Боевые овцы». Тут же успокоившись, он придал бровям их характерное выгнутое

положение, вынул из кармана сигару с зажигалкой и задымил.
– Должно быть, Кейт может показаться тебе несерьезным. Но это и к лучшему, не стоит остерегаться господина. Глупо, если вещи

станут хозяев бояться.
– Чего вы от меня хотите? – Анна, наконец, вышла из ступора.
– Заруби на носу: вопросы будет ставить Кэйт. – Джонсон внезапно стал серьезен. – Сейчас Кэйт покажет тебе, к чему приводит

пренебрежение субординацией.
Он сунул в рот сигару, резко встал, шагнул к пускающему слюни Патрику, грубо схватил его за мундир и одним движением выдернул

из кресла.
– Нет! – Анна похолодела и впилась ногтями в подлокотники. – Что вы делаете?
– Это тоже вещь Кейта Джонсона, – прошепелявил он сквозь стиснутые зубы. – Как видишь, вопросы не задает. А почему, знаешь?
Анна задрожала, хотела на него крикнуть, но язык одеревенел.
– Молчит, – пожал плечами Джонсон. – Не иначе, парень хорошо основной закон усвоил! Непорядок, когда вещь к хозяину лезет с

вопросами.
Он проворно выхватил из кобуры Патрика маленький серебристый солитонатор системы «панш» и приставил его к виску бедолаги.
– Нет! – Анну трясло от волнения. – Прошу вас, отпустите его!
Она вскочила с кресла и в мольбе протянула руки:
– Оставьте его, мистер!
Он ухмыльнулся.
– Должно быть, ты души не чаяла в своем папаше, верно? Пыталась убедить себя, что он у тебя хороший, да?
Стоп! – она нашла в себе силы остановиться. Патрик ведь что-то говорил о страховой реинкарнации – значит, это – выход,

возможность освободиться от кошмарного человека! Да нет же, не то… бред… Джонсон просто блефует.
– Послушайте, мистер… я же точно знаю: вам незачем его убивать, – пробормотала она. – Не для этого вы здесь…
– Думаешь? – Джонсон улыбнулся и нажал на спусковой крючок.  Луч с шипением прожег голову Патрика и выел аккуратное черное

отверстие в золотистой стене. Взгляд генерала окончательно потух, и Джонсон с брезгливым видом оттолкнул безжизненное тело, –

оно в неестественной позе растянулось на полу. – Вот так, – Джонсон развел руками.
У Анны от ужаса подкосились ноги, она рухнула в кресло и разрыдалась, не в силах выговорить ни слова.
– Не реви, – сказал Джонсон, убирая «панш». – Ты же не хочешь, чтобы было еще хуже.
Что может быть хуже? Отца нет… Только вчера Анна его вновь обрела, минуту назад он был здесь, и вот – мертв! Она истерически

забилась в кресле.
– О-па! – сказал Джонсон, и сразу же воображаемая спина, закрывавшая экран, пропала. Анну душили рыдания, но она не смогла не

заметить, как что-то изо всех сил тянет ее из мути.
– Ага! Почувствовала? – обрадовался Джонсон. – Точно кран с кислородом приоткрыли, верно? Ну, и как тебе это?
Анна с ненавистью глянула на Джонсона. Тот, приподняв со стола шляпу, держал палец на сенсоре миникома и исподлобья за ней

наблюдал.
– Программа «Монарх», подружка. Неполная версия. Хороша хреновина, ежели в правильных руках! Папаша тебя от нее малость

закодировал, но мы умнее оказались! Погоди-ка, вот-вот и до преемницы твоей доберемся. Уж мы-то порядок наведем, подружка.

Эх, Патрик, жаль, что ты не с нами, ты бы тоже порадовался…
Память вдруг заработала, Анне отчетливо представилось то, что было десять минут назад: ее отец, генерал Ван-Хортон, который

возле модуля, – он послал с ней капитана. Да, именно так и было… Отец хотел, чтобы тот провел ее к… генералу Ван-Хортону. Как

она могла об этом забыть? И вот второй генерал, двойник первого, теперь мертв, а первый… первый… Кажется, он должен был

куда-то отбыть…
– Ну, хватит мозги ломать, – неожиданно рявкнул Джонсон. – Только и делаешь, что истязаешь их, мисс Умник, прям как твой

дружок-Эйнштейн. Побереги-ка их, а то индикаторы зашкаливают.
– Какой дружок? – прошептала она, растирая виски. – Не могу вспомнить…
– Снова вопросы… Впрочем, через несколько минут все узнаешь. Всего-то и требовалось, чтобы ты на себе программу

прочувствовала…  
Джонсон опять покопался в миникоме.
– Тут прибраться надо, – буркнул он кому-то и, продолжая в задумчивости нажимать сенсоры, вернулся к дивану.
– Вот так, мы можем управлять тобой из любой точки мира, практически с любого электронного устройства, – сказал он. – Выходит,

Кейт таки бог. Что ты на это скажешь, подружка? – Он пыхнул сигарой и положил ее в пепельницу на столике. – Ты целиком в наших

руках. Так что не вздумай брыкаться.
Ей ничего не оставалось, как молчать и смотреть на него с выжиданием: лишние вопросы грозили затянуть монолог психопата на

неопределенное время. Про отца она старалась не думать: на полу лежал экспериментальный клон – это было ясно, как день.
– А теперь напрямик,  – сказал Джонсон. – Твой папаша – главный преступник планеты, – ты ведь в курсе. У тебя два пути – либо ты

пособница злодея, либо работаешь с нами. Так что нужна твоя помощь, детка. Все, что от тебя необходимо – это твое искреннее и

бескорыстное «да».
– Нет, злодеи – вы! – Анна чувствовала, что вот-вот снова расплачется. – Не смейте говорить о моем отце плохо!
– Хватит прикидываться дурой! – скривился Джонсон. – Весь Патрик – от и до – сидит внутри тебя. Хочешь сказать, ты до сих пор не

доперла, что он за птица на самом деле? Да брехня это! Ты вообще про Гитлера слыхала? Ага, был такой древний полководец,

шизофреник, уйму народу перепортил. Так вот, этот самый Гитлер в сравнении с твоим папашкой – жалкий сосунок. Твой Патрик –

хуже самого черта.
– Нет! Перестаньте!
– Ага, не нравится! Стало быть, ты с ним заодно! Что ж, детка, еще не поздно все изменить. Не говори потом, что Кейт тебя не

предупреждал.
– Вы напрасно надо мной издеваетесь. От этого вы не выиграете.
– Кейт и не думал издеваться над тобой, детка. Он пришел как друг.
– Что вам от меня надо?
– Я уже сказал: твое добровольное решение. Отдай нам Патрика, что внутри тебя, и дело с концом.
– Я вас не понимаю.
– Ты согласна на сотрудничество? – он повысил голос. – Говори: да или нет?
– Нет, не согласна. Я не знаю. Не мучьте меня, Джонсон. Со мной что-то не так сегодня.
Он снова глянул в миником и почесал у себя за ухом.
– Ничего, потерпи пару минут. Ты еще в режиме тинэйджера, у тебя мозги набекрень… Если слишком быстро из режима вывести –

крышу сорвет. Имей в виду, теперь почти вся твоя память в наших руках.
– Если так, то чего же вы еще от меня требуете?
– Есть кой-чего, что сканер не читает, – он мрачно усмехнулся. – Оно – там, в закоулках. Только не пойми превратно. Кейт вовсе не

хочет сказать, что где-то в твоей душонке есть норка, в которой ты можешь от него раз и навсегда спрятаться. Вытравим, детка, –

со всеми твоими секретами. Вот только все эти кровавые методы – не то. От дури, типа вспоминателя, заскоки бывают – страхи да

призраки, а из-за них на выходе имеем паршивые результаты – подпорченных Патриков, липовые пароли. Сечешь?
Она изо всех сил пыталась понять, но не могла.
Джонсон хотел, чтобы она перешла на его сторону? Дала какие-то показания против отца? Какой ему от этого прок? Он пытался

заставить ее думать иначе? Но это не в ее силах…
– Ага, вижу, тебе нравится изображать из себя ослицу, – сказал Джонсон. – Имей в виду, если не договоримся – будем ждать: Кейт

на диванчике, ты – в аду. Так что покумекай и выбери, что тебе больше по душе – адские муки или сотрудничество.
В эту минуту распахнулась дверь и в кабинет вошли два… генерала Ван-Хортона. Один из них с невозмутимым видом занял место за

столом, другой взял труп под мышки и выволок наружу.
– Впечатляет? – поинтересовался Джонсон.
Анна вышла из оцепенения.
– Вы говорите о сотрудничестве, но что я должна делать? Вы хотите договориться, так зачем стараетесь запугать? Кто эти люди? Я

запуталась окончательно, со мной что-то не так…
– Коней не гони, подружка. – Он погрозил ей пальцем и глянул в миником. – Ждать осталось немного. Сейчас мозги придут в норму.

Увидишь то, что вчера успела наваять с одним из этих франкенштейнов… плюс то, что мы из тебя за ночь вытащили. Вот тогда и

смотри.
– Но я не понима…
– Заткнись. Теперь слушай самое главное. Итак, злодей Патрик перед тем, как смыться от нас, закодировал тебя по полной. Братец

твой – оболтус, он для этого не годился, потому Патрик на тебя ставку сделал. Годика через четыре он вернется и приволочет с

собой бомбу, и никто не знает, что будет дальше. Надо успеть сделать все до его возвращения – иначе всему свету кранты. Короче,

твой папаша хочет приспособить эту хреновину, – он потряс миникомом, – к системе «Меморис». А мы хотим не дать ему это сделать,

защитить от него «Меморис», вот тогда будет мир во всем мире. Но ключика-то у нас нет. Так вот наши разумники хорошее дело

придумали. Мы с твоей помощью папашку твоего вернем. Не совсем, правда, настоящего. Но это не важно, он-то сам будет считать,

что настоящий, и что для того и вернулся, чтобы дела свои до ума довести. Вот тут мы его и возьмем за яйца.
– Вы бредите, Кейт Джонсон, – она покачала головой. – Вы бредите…
– Нет, Кейт всего лишь ввел тебя в курс дела. Обрати внимание, что тебя до сих пор не прихлопнули. Глянь-ка на этого генералишку.

Ван-Хортон – не Патрик, он – всего-навсего жалкий суррогат, его собрали из кусков всякой чепухи, что по углам завалялась. В нем

куча дыр. Тут пока тридцать два процента Патрика, его сделали сегодняшней ночью. Но и это уже неплохо, правда? С твоей

помощью мы сможем восстановить его целиком. С твоей помощью – или ад! Выбирай, детка!
Он ткнул пальцем в миником, и ей открылась память. Все враз навалилось на нее – и губы Дамиана и черный человек, и коварный

обман палачей. От неожиданности она потеряла сознание.

 

Читать дальше

 

Форма входа

Поиск по сайту

"Я" и Социум

Взаимодействие человека и общества проблемы и перспективы"

Новое на сайте

Инфообщество

Человек в информационном обществе"

Загадки человека

Телепатия в будущем

Гендер

Психология феминизма"

Арт-терапия

Теория катарсиса

Отношения

Когда женщина боится мужчину

Новости блога

Семиотика

Фаллический символ

LI

Статистика