Психопрактика

Психология комплексов

Блог

Блог "Суть жизни человека, или Психология комплексов"

Гендер

Пол человека или пол-человека?"

Философия

Виды свободы

Архив статей

Когнитивная наука

Искусственный интеллект

Психофизиология

Психофизиологическая экспертиза

Арт-терапия

М.Бахтин: теория карнавала

Мужские комплексы

Мужские комплексы

Данаида стр. 103

3

Анна помотала головой и разлепила глаза.
Две овальных лампы были вделаны в купол, он возвышался на расстоянии вытянутой руки. От ламп исходил синеватый, тусклый

свет. Пахло паром и какими-то эфирными маслами. Анна подняла руку, коснулась стеклянной поверхности ламп – с руки на лицо

закапала вода.  
Вода была повсюду – ею был наполнен этот тесный, похожий на гроб, резервуар, и Анна лежала в нем голышом.
– Здравствуйте, мисс Кид, ну вот вы и проснулись. Ну что, приступим? – Голос был знакомым – нет, он принадлежал не Джонсону,

кому-то другому, не менее неприятному, – он звучал из скрытого динамика.
– Вы меня узнаете?..
О, нет!.. это же доктор Чан!
– Подлец! – выдохнула Анна.
Нет, для проклятого китайца она не мисс Кид, так с чего бы ему так ее называть? Ведь негодяй так и не пожелал признать в ней

баронессу…
– Нет, мисс Кид, я всегда знал, кто вы на самом деле, – отозвался Чан.
(Проклятье! Китаец читает мысли!)
– Вините метод, а не меня, – сказал доктор. – Моей задачей не было вас идентифицировать, мне нужна была ваша изнанка, мисс

Кид. И, между прочим, мы неплохо сработались. Могли бы даже до конца дело довести. Кто бы мог подумать, что Росс так хитер. Да

уж, мисс Кид, общаясь с ним, вы многое узнали. На свою беду, мисс Кид, хе-хе… Теперь старый метод никуда не годится. Но пока вы

бегали, умные головы кое-что придумали, и сейчас вы у меня тут, на мониторе, в распотрошенном виде. Это прекрасно, мисс Кид!

Жаль, что не видите! Ну а сейчас приступим к сеансу ментального проектирования.
«Дамиан! – пробормотала Анна. – Я схожу с ума… Ты же обещал… Ты обещал…»
– Нет, лучше оставьте в покое мистера Росса, – сказал Чан. – Он вам уже не поможет.
– Плевать! – крикнула она. – Передайте психу Джонсону, что я не буду сотрудничать! Лучше умереть!
Тут Анна почувствовала, как десятки невидимых рук коснулись ее, защекотали…  
«Нет, это все только кажется», – пыталась она себя убедить, ворочаясь в тесном резервуаре.
Сначала касания были едва различимы, потом – все более чувствительны, неприятны, ужасны… Бесплотные руки что-то выискивали

на коже, рылись в мышцах, внутренностях… Первое время Анна сопротивлялась. Она скрипела зубами, сосредотачивалась на свете

лампы, часто дышала. В конце концов, ее охватила паника, она стала биться как рыба, стучать ногами по стенкам и потолку

резервуара. Положение отягощал внезапно развившийся приступ клаустрофобии. Анна слышала свое шумное дыхание, свои резкие

крики, она пришла в отчаяние: все попытки вырваться были неуклюжими и бессмысленными.
Неожиданно что-то зашевелилось, потекло у нее в позвоночнике, словно по нему снизу вверх насосом прогоняли горячую жидкость.

Голова стала тяжелой, начала проваливаться, и Анне показалось, что резервуар, в котором она находилась, пришел в движение.
– Бабочки, – произнес Чан. – Смотрите на них.
Анна увидела лужайку, окруженную разноцветным миксбордером. За ним возвышались нестриженные кусты декоративного

шиповника. Множество легкокрылых бабочек беспорядочно кружилось над их бледно-розовыми цветами.
– Бабочки, бабочки… – повторял Чан. – Ваш отец рассказывал вам о них, вспомните.
– Нет… – прошептала она, но лицо Патрика – его прежнее лицо – уже возникло перед ней. Отец задумчиво улыбался. Губы его

разомкнулись, и он произнес: «И будет среди бабочек царица – самая большая и красивая…» Затем он исчез. Растаяли кусты и

лужайка. Странные формы наполнили пространство: десятки, сотни шлангов, покрытых красными и черными поперечными полосами,

змеясь, уносились вдаль, метались в неистовой пляске; они были столь реальны и фантастичны, что Анна не могла не ахнуть. У нее

захватило дух от их причудливых движений, в которых узнавалась логика разумных существ, но это были всего лишь пластиковые

шланги, разве что необычно пузатые, раздутые. Вдруг ее втянуло в один из шлангов, Анна понеслась вперед, в красную сумрачную

пропасть, и чувствовала: там ее ожидало что-то могучее, обладающее над ней окончательной властью. Анна расставила руки,

пытаясь схватиться за стенки, но даже не коснулась их.
– Бабочки, – снова раздался в голове голос Чана. – Отец всегда был связан с вами. Эта связь существует и теперь. Найдите ее,

Анна.
Красная пропасть взмахнула крыльями, поражая идеальной симметрией, стала заглатывать.
Неожиданно Анну охватила эйфория, ей захотелось от души рассмеяться. Нет, ловушка! Чтобы не погрузиться в это состояние еще

глубже, Анна попыталась разжечь в себе ненависть к Чану, к его неприятному голосу, но все ее попытки оказались бесплодны: Чан

не вызывал в ней больше ни злости, ни раздражения.
«Вечный ад», – вспомнила она и истерично хихикнула.
– Давайте, давайте! Смелей! – подбодрил ее Чан.
«Оставьте меня!» – прорыдала Анна и тут же ясно и отчетливо увидела перед собой несколько параллельных линий, местами

перечеркнутых рисками.  
Заиграла торжественная неземная музыка: краски, крылья, эйфория и смех Анны – все стало превращаться в эту музыку, а музыка –

в замысловатые математические знаки на линиях.
Анна и сама ощутила себя музыкой, разложенной на составляющие и распятой на зависших в пустоте серебристых нитях.
– Бабочки! – твердил голос, и Анна, больше не владея собой, с плачем и смехом рассеивалась по пространству.

***
Она пришла в себя в постели. Как ни странно, она чувствовала себя бодро.
Анна поднялась, завернулась в простыню: на ней по-прежнему ничего не было.
Она огляделась. Комната, лишенная обстановки, без окон, с единственным плафоном в потолке и стенами в шахматную клетку,

представляла печальное зрелище.
Послышался слабый шум, она резко обернулась – это в пол ушла кровать, зато в другом месте, в самом центре комнаты, в ту же

секунду выросло сидение. Анна шагнула к нему и увидела, что это унитаз.
– Черт… – вздохнула она.
«Вечный ад», – снова пришли на ум слова Джонсона.
Значит, вот как выглядит ее новая тюрьма. Выходит, все, о чем говорил Дамиан, было иллюзиями. Все его планы, загадочные мины,

конспирация, подкупы, сборы сведений, рысканье в конексусе – всего лишь дешевая игра, которую прекратил Кейт Джонсон –

полубог или кто он там – не имеет значения.
Она обречена. Ей больше не дадут шанса бежать – ни за что, никогда, ни при каких обстоятельствах. Не будет здесь прекрасного

человека Роба Ирвинга, погибшего напрасно, не будет наивного Дамиана Росса, – они не допустят повторения этой ошибки.
– Я – вещь, – безнадежно прошептала Анна, вслушиваясь в зловещую фразу.
«Надо сойти с ума, – подумала она. – Вот единственный выход».
«Кем бы вы себя не считали, вы не сможете сойти с ума до тех пор, пока вам не разрешат», – прозвучало в голове.
Кто это? Неужели снова Джонсон!
Она опустилась на пол, и слезы закапали сами собой.
«Не стоит, – сказал голос. – У вас может быть будущее, Анна. Все в ваших руках. Среди людей высшего света мало таких сильных

женщин, как вы. Не хотел бы я, чтобы вы утратили волю. Продолжайте верить – и к вам снова вернется мужество».
– Ты не Джонсон, – прошептала она. – Кто это, черт бы вас всех побрал?
«Превосходно, принцесса! Я знал всегда, что вы умница, но… так сразу. Право, вы меня удивили. Как же вы догадались? Я ведь

действительно не Кейт Джонсон».
– Кто вы? – равнодушно повторила Анна. Нетрудно было заметить, что разговорные манеры этого человека и Джонсона различны;

впрочем, кажется, незнакомец и не пытался прикидываться Джонсоном. – Мне сказать вам нечего. Я сломлена. Меня убили…

плевать.
«Не черните себя, прошу вас. Мне довелось сломленных людей повидать предостаточно. Люди – это материал в руках Мастера либо

отходы в его корзине. Но вы… если бы с вами все было так же просто, вас бы уже сама судьба исключила из списка. Поверьте

моему слову, Анна. Вы по-прежнему в игре, ибо вы – ценный игрок. Впрочем, дело не только в этом…» – Он выждал паузу и

задумчиво произнес: –  «Да, дело в другом, Анна. Дело в вас и во мне – в нас обоих».
– О чем вы?
«Да, это странно слышать… Вы здесь, в камере… вам кажется, у вас нет никого, кто бы вас защитил. Но мне хотелось бы, чтобы

все было иначе. Не знаю, с чего начать, Анна… Знаете, вы мне очень интересны».
– Интересна… Что ж, не только вам. Еще есть Чан, Джонсон…
«Не думаю, что правильно ставить в один ряд. Давайте попытаемся представить себя в другой обстановке. Скажите, принцесса, вы

любили когда-нибудь по-настоящему?»
– К черту ваши вопросы. И не зовите меня принцессой. Хотите обо мне знать – запихните в свой идиотский гроб, а потом читайте, что

написано на вашем мониторе. Я там… в распотрошенном виде. Любите распотрошенных женщин? Если вам что-то будет непонятно…

попросите своего друга китайца, он расшифрует…
Она какое-то время вслушивалась в тишину – что ответит ей на это незнакомец, но голос безмолвствовал.
Анна обняла себя руками и стала раскачиваться взад-вперед, гоня от себя ледяной ужас. Прошло несколько минут, прежде чем

голос заговорил снова.
«Готовы продолжать разговор, баронесса?»
– У меня нет выбора.
«Выбор есть всегда, Анна».
– Я уже слышала, но это пустые слова. Вы такой же подлец, как Джонсон. Хватит меня дурачить.
«Никто не пытается вас дурачить, Анна. Вам предложили сотрудничество. Мой коллега ввел вас в курс дела. Вы подумали над его

предложением?»
– Я уже поняла, что у вас тут большие проблемы. Ваш коллега – идиот и грубиян, и мне неясно, что вам от меня нужно.
«Милая баронесса, вы прекрасно его поняли, но боитесь признать, что он может быть прав. Увы, меня это огорчает не меньше... Но

вы не в ответе за других, Анна! Я готов рассказать вам все. Несмотря на то, что дело весьма деликатное, я не стал бы скрывать от

вас ни малейшей детали, ибо всецело доверяю вашей порядочности».
– Что? Вы смеете говорить о порядочности? Лицемер...
«Угомонитесь, Анна! Возможно, ваш гнев поубавится после того, когда вы позволите себе принять всю правду».
– С чего бы мне вам верить?
«Попробуйте для начала выслушать».
– Объясняйте.
«Буду прям. Кое-кто очень хочет соединить программу ?Монарх? – вы уже знаете, что это такое – с системой ?Меморис?. Мы

обязаны опередить его, но у него тысячи путей к возвращению, ведь нити ?Меморис? растянулись по всему миру. Вы уже знаете –

идеи наши разнятся, мы считаем, что обществу угрожает опасность. Ключ от сети спрятан внутри вас, он недоступен, мы не можем

управлять системой ?Меморис?, но обязаны этого добиться, чтобы защитить ее. Мы не знаем, где ваш отец, но придумали выход:

смоделируем фантом Патрика Кида, инсценируем его возвращение, – и он выдаст ключ. Процесс воссоздания фантома деликатен.

От вас ожидают искренности и полного приятия ситуации, – вот и все».
– Как это возможно – создать копию, не имея оригинал?
«Это ментальная кибернетика. С тех пор, как люди научились оцифровывать сознание, стала доступной и телепатия. Каждый из нас

непрерывно излучает в окружающее пространство данные о себе. Все мы в буквальном смысле носители знаний друг о друге.

Проблема лишь в расшифровке. Владеем – но прочитать не можем. Однако ученые нашей компании разработали метод воссоздания

человеческой матрицы – ментальное проектирование».
– Так вы и вправду надеетесь собрать моего отца из воспоминаний. А я-то думала, у Джонсона паранойя.
«Не из воспоминаний, Анна, – из матрицы. Это будет модель, вполне похожая на оригинал. Мы уже пытались сделать это без вас, но

не вышло. Кейт Джонсон смог воспроизвести лишь два процента Патрика, я – тринадцать. Именно этот последний фантом встречал

вас в облике Ван-Хортона и в ходе встречи набрал еще девятнадцать процентов. Мы считаем, что вы, Анна, способны на большее.

От вас требуется полностью довериться исследователям. Остальное – дело программы. Задача эксперимента – добиться того,

чтобы ячейка, предназначенная для Патрика Кида, узнала в фантоме своего хозяина».
– Все это очень занятно, но я не собираюсь предавать отца. Хорошо, что объяснили, – теперь знаю, чего нельзя делать. Можете

приступать к пыткам, палач, – я отказываюсь сотрудничать!

 

Читать дальше

 

Форма входа

Поиск по сайту

"Я" и Социум

Взаимодействие человека и общества проблемы и перспективы"

Новое на сайте

Инфообщество

Человек в информационном обществе"

Загадки человека

Телепатия в будущем

Гендер

Психология феминизма"

Арт-терапия

Теория катарсиса

Отношения

Когда женщина боится мужчину

Новости блога

Семиотика

Фаллический символ

LI

Статистика