Психопрактика

Психология комплексов

Блог

Блог "Суть жизни человека, или Психология комплексов"

Гендер

Пол человека или пол-человека?"

Философия

Виды свободы

Архив статей

Когнитивная наука

Искусственный интеллект

Психофизиология

Психофизиологическая экспертиза

Арт-терапия

М.Бахтин: теория карнавала

Мужские комплексы

Мужские комплексы

Данаида. стр. 13

***
Эти двое трудились явно не за жалованье. Обследуя Анну, Синкофф и Ребиндер использовали все имеющееся в их арсенале оборудование. Диагноз, на котором они настаивали, звучал почти как смертельный приговор: реактивный психоз на фоне принудительного вытеснения личности. Для Анны было загадкой, как психиатры, связавшие воедино две эти лжи, отстояли перед компетентной экспертной комиссией правомерность нелепого заключения. 
Синкофф был хладнокровен и неумолим. Он атаковал Анну немыслимыми вопросами-головоломками. Его выпуклые глаза смотрели куда-то сквозь нее, когда он угрюмо расспрашивал, наказывал ли ее в детстве отец и были ли у нее однополые связи. Если она не отвечала, он не повторял вопрос. Если она начинала волноваться, частота задаваемых вопросов возрастала, а темы становились сокровеннее. И была у Синкоффа одна малоприятная особенность: он никогда не здоровался и не прощался.
Ребиндер играл другую роль: он навязчиво втирался в доверие и вечно твердил о том, как хитро устроена человеческая психика, как неотступно мозг ищет оправдания и объяснения происходящему. В отличие от Синкоффа, он куда больше разъяснял, чем спрашивал. Ребиндер настойчиво пытался убедить ее в том, что, возможно, она и сама уже сомневается в здравости своего рассудка, что такое нередко бывает, и нет в этом ничего порочного, но, если она признается сама себе, что в ней живут как бы две личности, то он, Ребиндер, очень быстро и эффективно излечит ее от недуга, ибо современная медицина обладает достаточными возможностями и т.д., и т.п.
Анна не возражала, она притворялась, что идет навстречу, она отвечала на все каверзные вопросы Синкоффа и терпеливо выслушивала Ребиндера, а психиатры изобретали все новые и новые тактические ходы, день ото дня хитроумным образом изменяя их последовательность. Поначалу Анна пыталась разгадать логику их атак, но вскоре запуталась. 
Бывало, она плакала в одиночестве, терзая подушку и упрямо шепча свое имя: она не желала отказываться от права носить его и хваталась за него, как утопающий за соломинку, ибо теперь у нее ничего не оставалось, кроме этого имени. Ни мать, ни брат не приехали посмотреть на странную покалеченную девушку, выдававшую себя за Анну. В течение двух месяцев пребывания в центре к ней приходил только Хольм и  доктора-экзекуторы, да еще дважды ее посетил адвокат, разговор с которым получился сумбурным и коротким.
Палата без окон и постоянный полумрак давили на Анну, она догадывалась, что эта гнетущая атмосфера создана нарочно. От медикаментов, которыми ее пичкали по указанию психиатров, с каждым днем все хуже работала голова. Анна становилась подвластной этим безжалостным людям, для которых она была всего лишь частью работы. 

***
Счет времени она потеряла примерно через три недели после того, как окончательно пришла в себя.  
– Это препарат G-7, – сказал Хольм, показывая ей маленькую зеленую капсулу и какую-то карточку. – Тут его называют «вспоминатель». У меня в руке недельная доза. А вот разрешение на его применение. Семья Кидов и все ее члены занесены в особый реестр, и покушения на них относятся к разряду политических преступлений. Вы понимаете, о чем я говорю?


Форма входа

Поиск по сайту

"Я" и Социум

Взаимодействие человека и общества проблемы и перспективы"

Новое на сайте

Инфообщество

Человек в информационном обществе"

Загадки человека

Телепатия в будущем

Гендер

Психология феминизма"

Арт-терапия

Теория катарсиса

Отношения

Когда женщина боится мужчину

Новости блога

Семиотика

Фаллический символ

LI

Статистика