Психопрактика

Психология комплексов

Блог

Блог "Суть жизни человека, или Психология комплексов"

Гендер

Пол человека или пол-человека?"

Философия

Виды свободы

Архив статей

Когнитивная наука

Искусственный интеллект

Психофизиология

Психофизиологическая экспертиза

Арт-терапия

М.Бахтин: теория карнавала

Мужские комплексы

Мужские комплексы

Данаида. стр. 39

Дамиан некоторое время молчал. 
– Верьте мне, – сказал он спустя минуту. – Это почти чудо, что мне удалось проникнуть к вам в сон. Препараты, которые дают в «Приюте», контролируют сознание, оно становится невосприимчивым, но вы сумели это преодолеть. Полагаю, кроме персонала лечебницы у вас есть другие враги – куда более серьезные – те, о ком вы, по-видимому, даже не подозреваете. Если бы я был один из них, то не стал бы читать ваши мысли во время сна. Я делал бы это круглосуточно. Можете не сомневаться, ваши мысли и без меня прочитывались множество раз во время допросов. 
– Нет, я не верю. Это запрещено. Ни полиция, ни кто другой не имеют права пользоваться запрещенными устройствами.
– Вы и впрямь так наивны, мисс Кид? Полиция не может их использовать, но Ллойд может. Вы знаете Ллойда? Вас определили не куда-нибудь, а в «Приют облаков», и это означает, что они не сумели прочитать в вашем мозгу то, что им нужно. Из этого следует, что вы либо не владеете необходимой информацией, либо вовремя сумели ее скрыть. Если бы они были стопроцентно убеждены в первом, вас попросту убили бы, но, вероятно, они все еще надеются. Вы замешаны в скверную историю. Так-то, мисс Кид.
Наступила очередь Анны молчать. Мысли застопорились, сон всколыхнулся, и на миг в него ворвались ощущения извне – прохлада, стук метронома и отдаленные звуки.
– Мистер Росс, в какой области науки вы работали до того, как попали сюда? – неуверенно спросила она.
Но ее неожиданный собеседник молчал. Он больше не хотел говорить. 
Она ждала его некоторое время, а потом сон сгустился, осознанность растаяла в его всепоглощающем царстве, и Анна забылась.

***
На вечерней прогулке Анна напряженно всматривалась в оранжевые фигурки, мелькающие среди зарослей в сопровождении белых халатов. 
Каков он, этот Дамиан Росс? Она даже не поинтересовалась возрастом. Ей представлялся немолодой лысеющий профессор с рассеянным взглядом и торопливыми движениями, – он умеет, когда надо, сконцентрироваться, превратиться в комок воли и целеустремленности. В том, что его психологический возраст соответствует возрасту старика, она не сомневалась. Тело может быть любым. 
Она уже давно догадывалась, что в «Приюте» вряд ли встретишь рядовых преступников или обыкновенных сумасшедших. Кто они на самом деле – все эти оранжевые человечки? Враги государства? Диссиденты? Террористы?
Днем, когда она спала, прошел сильный дождь, а теперь пекло солнце. Тысячи капель, застрявших в деревьях и кустах, весело поблескивали, и от этого парк казался живым. Тревожный запах сырости волновал Анну, он сообщал ей, узнице времени и пространства, что где-то рядом протекает жизнь истинная – нескончаемая, длящаяся многие миллионы лет. 
Вот снова среди ветвей мелькнуло пятнышко. Анне на миг показалось, что она видит лицо, но тут они с Робом свернули на другую аллею, и пациента заслонила густая ель. 
Роб был напряжен сильнее обычного. С тех пор, как он опустошил капсулу с препаратом G-7, он говорил только о том, что касалось элементарных бытовых дел – приема пищи, мытья, инъекций, сна и прогулки. Роб отводил взгляд и, казалось, экономил движения, а когда все же заговаривал, то, как ни странно, заикался меньше. Но сегодня он был особенно замкнутым. Идя в трех шагах позади Анны, он смотрел ей в спину: она чувствовала его тяжелый взгляд. Когда она повернулась, он посмотрел поверх ее головы.
– Роб. Мне намного лучше. Я оживаю. Правда.
Она вдруг вспомнила, как он приложил палец к губам и, выливая жидкость из капсулы в тарелку с  остатками супа, улыбнулся. 
– П-пожалуйста, не останавливайтесь, мисс, – сказал санитар. – Был ливень, и аллею впереди размыло. Распорядитель изменил ваш м-маршрут. Нам п-придется свернуть и пройти другим путем.
Анна насторожилась. За три месяца пребывания в «Приюте» им ни разу не приходилось менять маршрут. Парк был оборудован добротно. Бордюры, водостоки, террасы, дорожки и клумбы – все выполнено по высшему классу, и то, что дождь, пусть даже сильный, размоет аллею, представлялось маловероятным. Впрочем, врать Робу тоже не имело смысла. Анна втянула голову в плечи, обняла себя руками и пошагала дальше, с любопытством постреливая глазами по сторонам.
Они вышли на открытую местность. Здесь аллея делала петлю над пологим склоном, в паре десятков метров ниже росла одинокая секвойя, а почва вокруг была устлана рыхлым ковром барвинка, чуть придавленного тяжелыми каплями. За секвойей проходила еще одна петля аллеи, и на ней никого не было. Во время предыдущих прогулок Анна несколько раз видела в этом месте немолодого мужчину в сопровождении высокого, сухопарого санитара. Самое короткое расстояние из всех, наиболее благоприятных для контакта. Хмурый старик с бледным лицом, которого она видела, меньше всего соответствовал образу ученого, а тем более человека, озабоченного возможностью общения с  себе подобными. Этот человек даже ни  разу не взглянул в ее сторону. Обычно он шел, низко опустив голову, любуясь носками собственных ботинок. И ни разу Анне не удалось толком разглядеть его лицо. 


Форма входа

Поиск по сайту

"Я" и Социум

Взаимодействие человека и общества проблемы и перспективы"

Новое на сайте

Инфообщество

Человек в информационном обществе"

Загадки человека

Телепатия в будущем

Гендер

Психология феминизма"

Арт-терапия

Теория катарсиса

Отношения

Когда женщина боится мужчину

Новости блога

Семиотика

Фаллический символ

LI

Статистика