Психопрактика

Психология комплексов

Блог

Блог "Суть жизни человека, или Психология комплексов"

Гендер

Пол человека или пол-человека?"

Философия

Виды свободы

Архив статей

Когнитивная наука

Искусственный интеллект

Психофизиология

Психофизиологическая экспертиза

Арт-терапия

М.Бахтин: теория карнавала

Мужские комплексы

Мужские комплексы

Данаида стр. 97

Экзекутор пристроил ношу в багажном отделении небольшого фургона, надежно пристегнул ремнями, чтобы груз не мотало из

стороны в сторону. Анна снова попыталась объясниться, но в ответ на мычание получила укол в бедро и спустя несколько минут уже

пребывала в позитивно-равнодушном состоянии. Теперь мысли ворочались в голове лениво, то и дело путаясь: «Неужели это

сделала Мейзи, та – настоящая Мейзи? Нет, это нелогично… Где Дамиан, что с ним сталось?.. Если бы Мейзи была прожженной

аферисткой, то продала бы жизнь на бирже… Я знаю, почему он это сказал: чтобы я не утратила волю к жизни. А я ничего не

ответила… Это принесло бы Мейзи солидный куш даже за вычетом налогов… Ну что стоило этому гаду прийти утром? Кому же так

срочно понадобилась моя смерть?»
Когда фургон остановился, от паралича остались только неприятные ощущения, а сознание прояснилось настолько, что благодушный

бред сменился паникой. Но экзекутор знал свое дело: что-то вколол Анне и захлопнул дверь фургона, чтобы не выслушивать

исповедей. Она закричала и задергалась, но туго затянутые фиксирующие ремни больно впились в тело. Пришлось заставить себя

успокоиться и попробовать отыскать иной выход. Какой? Откупиться? Достаточно ли у нее средств?
«Деньги творят чудеса, деньги творят чудеса», – забормотала она в надежде, что подобная мантра сделает ум ясным и острым, а

главное поможет успокоиться. Чудо сотворило вколотое экзекутором средство, но только в отношении второй части желаемого: Анна

расслабилась. Когда дверь фургона вновь распахнулась, экзекутор показался ей удивительно милым человеком. Он помог Анне

выбраться, устроил ее в кресле-каталке, даже ноги пледом укрыл. Последний день жизни по кармаитским верованиям следовало

проводить в приятной благодати, чему немало способствовали наркотики.
Экзекутор привез Анну в полупустое помещение, поставил кресло возле окна так, чтобы ей был виден уголок чудесного сада, и

оставил ее в одиночестве.
Сад окружала высокая каменная стена, стилизованная под замковую. Анна затруднилась бы ответить, сколько времени просидела,

глядя в окно. Подобно Алисе, упавшей в кроличью нору и нашедшей крохотную дверку, она разглядывала красочный мир по ту

сторону, в который не могла попасть без какого-нибудь волшебного  содействия.
Она не слышала, как отперли дверь, и кто-то вошел в помещение.
– Мисс Мейзи Валентайн, – раздалось за спиной.
Кто-то звал какую-то Мейзи. Анна продолжала смотреть на прекрасные розы, ей даже казалось, что она ощущает их аромат.
– Анна, девочка моя. – Голос был незнакомым. Она повернула голову и увидела молодого мужчину, который широко ей улыбнулся.
– Кто вы? – спросила Анна.
– Твой отец, Патрик Кид.
Анна нервно хихикнула: такой абсурдной была галлюцинация.
– Да, девочка, чтобы стать по-настоящему свободным, нужно умереть и возродиться в чужом теле.
– Какой бред! Невозможнейший бред!
– Мы поговорим об этом, когда ты придешь в себя. Тебе не о чем беспокоиться, для мира ты умерла и как Ту-Ре-Анна и как Мейзи

Валентайн. Я знаю, о чем ты думаешь: «Да кто такой этот тип?! Ментальная связь возможна только между генетически

родственными клонами, нельзя перенести разум в чужое тело». Так было раньше.
– Но зачем?.. Для чего?..
– Позже, дорогая. Я расскажу тебе об этом еще раз чуточку позже.
– Еще раз? – Анне казалось даже забавным беседовать с призраком, да еще ловить его на всяких нелогичностях.
– Ты забыла о нашем разговоре, потому что ментальная связь между Анной Прим-Кид и Ван-Ре-Анной Кид в тот момент была

прервана. А сейчас пойдем. – Он протянул ей руку. – Ты провела в дороге всю ночь, устала, но нам не стоит задерживаться.
– То есть мне уже пора умирать? – Анна глупо улыбнулась, перспектива скорой гибели ничуть ее не пугала. Она поднялась и сделала

несколько неуверенных шагов, опершись на руку того, кто назвался ее отцом.
– Нет, тебе пора жить, девочка. Мне пришлось раскошелиться, чтобы кармаиты помогли. Я не мог допустить, чтобы ты погибла

дважды.
– Но как же остальные? Я уверена, что Фо-Ре ожидает скорая смерть.
– Все идет по плану, не волнуйся. Тому, у кого впереди вечность, не о чем беспокоиться. Как только выветрится дурман, мы

поговорим серьезно и обстоятельно. Мне нужна твоя помощь, Анна, доверие и поддержка.
– Я не верю, что вы – мой отец. – Ей вдруг осточертела эта глупая беседа в стиле «Алисы в стране чудес». Она больше не находила

ее забавной, хоть разговор становился все страньше и страньше, все чудесатее и чудесатее, как выразилась бы девочка,

провалившаяся в кроличью нору. Анне вдруг перестало хватать воздуха, точно ее погрузили в воду, и одновременно показалось, что

она падает, бесконечно долго падает. Глубока ли кроличья нора?
Первое, что увидела Анна, едва открыла глаза, – небо. В следующий миг она сообразила, что находится во флаере. За штурвалом

сидел человек-призрак, он приветливо улыбнулся. Голова у нее была тяжелой, но уже достаточно ясной, чтобы сообразить: все

происшедшее – не бред.
– Можешь называть меня Патриком, – сказал он. – Конечно, тебе трудно поверить, что я – твой отец. Представляю, как ты

озадачена и растеряна.
– Вряд ли, – ответила Анна осипшим голосом и потянулась за бутылкой воды.
– Однажды Чжуан-Чжоу приснилось, что он бабочка, – сказал Патрик. – Он порхал с цветка на цветок, но вдруг проснулся…
Анна посмотрела на пилота с таким ужасом, что он прервался на полуслове.
– Что случилось?
– Deja entendue , – коротко ответила она. Происходившее все больше и больше напоминало дурной сон, в котором Анна Кид была

Люси Лью, Мириам Блум, Мейзи Валентайн и объединяло их одно: звание пешки в чьей-то партии. Такое вот превращение вещей.
– Надо же! Сейчас мало кто интересуется коанами. Еще немного и цитатам древних можно будет смело приписывать собственное

авторство. – Патрик рассмеялся, и было что-то до боли знакомое в том, как он запрокинул голову. Но даже если на минуту

представить, что переселение в чужое тело возможно… Анна мысленно себя одернула: «Любой худо-бедно талантливый актеришка

легко сыграл бы Патрика, для этого сохранилось достаточно видеоматериалов». Но зачем все это? Вряд ли только для того, чтобы

довести ее до паранойи. С этим она и сама великолепно справится.

 

Читать дальше

Форма входа

Поиск по сайту

"Я" и Социум

Взаимодействие человека и общества проблемы и перспективы"

Новое на сайте

Инфообщество

Человек в информационном обществе"

Загадки человека

Телепатия в будущем

Гендер

Психология феминизма"

Арт-терапия

Теория катарсиса

Отношения

Когда женщина боится мужчину

Новости блога

Семиотика

Фаллический символ

LI

Статистика