Психопрактика

Психология комплексов

Блог

Блог "Суть жизни человека, или Психология комплексов"

Гендер

Пол человека или пол-человека?"

Философия

Виды свободы

Архив статей

Когнитивная наука

Искусственный интеллект

Психофизиология

Психофизиологическая экспертиза

Арт-терапия

М.Бахтин: теория карнавала

Мужские комплексы

Мужские комплексы

Категории раздела

Библиотека статей по психологии, философии, футурологии и антиутопии [391]

Фант-ЮСАС: Статьи по психологии и философии экзистенциализма

Главная » Статьи » Библиотека статей по психологии, философии, футурологии и антиутопии

Загадка великого сексиста
 
  • Кем же является Дон Жуан в глазах женщин? Кумиром, судьбой, человеком, способным возбудить в женском сердце пламенную страсть. Что касается образа его действий, то он - мужчина, одаренный гением соблазна так же, как Александр Великий и Наполеон были одарены гением завоевателя. При этом он подлинный художник сладострастия, любовник, не имеющий себе равных, виртуоз искусства любви.








  Дон Жуаном можно стать, только обладая комплексом всех перечисленных качеств, ему присущих.
  Характер Дон Жуана определяется, преимущественно, триадой качеств завоевателя, художника и философа, иными словами, человека действия, сердца и ума. Но поскольку случаи соединения всех этих качеств в одном человеке чрезвычайно редки, постольку Дон Жуаном невозможно стать вследствие воспитания - Дон Жуаном надо родиться.

* Качества завоевателя, помимо стремления к победе, придают Дон Жуану такие черты, как сила воли, хладнокровие, отвага. Качества художника определяют богатство его фантазии, безупречность вкуса, делают его тонким ценителем женской красоты. Наконец, Дон Жуан не перестает оставаться неизменным наблюдателем, знатоком женской души, наделенным физиогномическим даром.

* Что же касается внешности Дон Жуана, то лицо его может и не соответствовать всем канонам красоты. Однако, пропорции фигуры соблазнителя не должны отступать от общепринятых норм, в связи с чем люди с ярко выраженными физическими недостатками не смогут приблизиться к данному типу даже при наличии соответствующего темперамента. Основополагающей чертой Дон Жуана при этом является невотразимое обаяние его личности. Источником же этого магического воздействия служит его лицо. Лицо Дон Жуана, черты которого никого не могут оставить равнодушным, поражает своей неординарностью. При взгляде на него сразу бросается в глаза то, что оно гораздо выше того среднего уровня, который определяется термином "славный малый".

* В чем же причина его обаяния? Неотразимая красота? Не совсем. Пожалуй, красота, присущая только данному типу лица. Однако, не будем обманываться, ведь человеческая раса, в основном, безобразна. Красота индивидуума является более исключением, чем правилом. Абсолютен ли характер этой красоты и подчинен ли он определенному закону? Иными словами, можно ли представить ее заключенной в одном единственном типе, например, Аполлоне Бельведерском - для мужчины и Венере Милосской - для женщины? Безусловно, красота, подобно истине, является абсолютным и всеобъемлющим идеалом, однако, только в том случае, если соблюдается принцип видового различия. После установления подобного различия можно утверждать, что красота каждого отдельного вида выражается в одном единственном типе, но при этом каждый вид имеет равные права на то, чтобы представлять прекрасное. Классификация, применимая к творениям человеческого духа, не в меньшей степени применима и к самим творениям Бога. Абсолютная красота достигается в результате сложения всего многообразия особенностей отдельного вида и, подобно идеалу, бесконечности, Богу, она точно также является синтезом - синтезом выразительности лица Дон Жуана и законов эстетики.

* Внешний вид образуется двумя типами выразительности, до определенного момента остающимися обособленными друг от друга: во-первых, и главным образом, выражением глаз; во-вторых, совокупной игрой черт лица; и в-третьих, строением головы, не говоря уже о таких факторах, как возраст, здоровье, моральные и нравственные качества.

* Не секрет, что со дня сотворения мира остается аксиомой тот факт, что глаза служат зеркалом души. Однако, прежде всего, они являются проводниками воли, ибо взгляд лицемера способен выразить противоположное тому, что заключено в его душе. Как правило, именно взгляд выдает Дон Жуана более всего остального. Глаза Дон Жуана всегда необычайны, все мыслимые оттенки страсти отражаются в них. Они излучают свет духа, простирающийся вглубь и вширь, то вспыхивая пламенем причудливого желания, то омрачаясь тенью глубочайшей меланхолии. В подобных глазах неистовствует огонь, превращая их в алтарь подлинной красоты духа, распространяющейся по всему лицу и оставляющей на нем неизгладимую печать неповторимости. Глаза Дон Жуана излучают волшебный магнетизм, схожий с магнетизмом взгляда возбудителей общественного спокойствия: апостолов, героев войны, народных трибунов. Итак, наиболее характерной чертой внешнего вида соблазнителя, а также любого существа, призванного быть ловцом человеческих душ, является поражающая с первого взгляда красота глаз, определяющая и все остальные его особенности: неотразимость взгляда, его остроту, проницательность, глубину. Глаза Дон Жуана, одновременно являясь глазами орла и рыси, видят все и во все проникают. Кроме того, следует отметить, какие особенности анатомического строения в целом порождают красоту глаза и силу взгляда. Это далеко не живость цвета глазного яблока, как принято думать. Красота глаза, в определяющей степени, зависит от гармоничности его пропорций, что, в первую очередь, предполагает совершенную форму бровей, придающих характерную окраску взгляду.

* Гораздо сложнее, если не вовсе невозможно, определить, каковыми должны быть черты лица, соответствующие глазам Дон Жуана. Как уже упоминалось, эти черты могут даже не быть абсолютно правильными. Однако, в качестве обязательного условия, они должны нести в себе печать жреческого или статуарного, как залог превосходства души. Если в чертах превалирует инстинктивное начало, то это свидетельствует о доминировании фантазии и художественного вкуса. Лоб Дон Жуана, как правило, широк, как у большинства поэтов, что объясняется глубоко врезанной бороздой черепных костей. Помимо печати бурных страстей, черты лица преисполнены неизъяснимой кротости. Нос Дон Жуана тонок, подобный более носу Цезаря, нежели Бурбона. Изогнутые, одухотворенные губы еще более подчеркивают выражение глаз, благодаря образующимся у рта складкам. Подбородок, который может быть как угловатым, так и округлым, выразителен и соразмерен форме лба. Излишне характеризовать оттенок кожи, свойственный Дон Жуану: смуглый или бледный. Цвет кожи является немаловажной особенностью красоты женщины, однако, не столь важен для мужчины.

* Напротив, наряду с очарованием очерченного нами лица, Дон Жуан неизменно обладает магическим свойством, хотя и не бросающимся в глаза, но, на удивление, мгновенно улавливаемым женским чутьем: неизменной прелестью изысканной игры мускулов и совершенной соразмерностью пропорций, придающими всем его движениям и жестам гибкость, грацию и благородство.

* Дон Жуан не может быть ни немощным, ни хилым. Хотя глазу знатока совершенство фигуры очевидно и под одеждой, стоит все же отметить неприкрытую часть тела (шею), которая, помимо походки, являющейся своего рода откровением, служит признаком соразмерности телосложения. Шея Дон Жуана достаточно тонка у подбородка, что придает прелесть плечевому поясу, однако, гораздо более внушительна в нижней части, переходящей в широкие, мощные, но ни в коем случае не узкие, или покатые плечи. Едва уловимая гармония игры мускулов, наделенных внутренней пластичностью, определяет физическое превосходство Дон Жуана в любви. Даже не слишком искушенные в любви женщины, придавая большое значение физической силе мужчины, редко идут на сближение с полными мужчинами. Подобно тому, как у многих талантливых комедиантов формируется голова Цезаря, немало мужчин приобретает маску, точнее, гримасу Дон Жуана, и только немногие наделены истинным его лицом. Отсюда нередки заблуждения поверхностных наблюдателей, полагающих, что красота лица не имеет ничего общего с красотой души. Однако, следует отметить, что внешний вид каждого высокоразвитого мужчины и художника в точности соответствует его душе. И, тем не менее, только немногие наблюдатели в состоянии уловить оттенки чувств в их непрерывном течении настолько, насколько они проявляются во внешнем виде того, кто охвачен страстью или преисполнен великими замыслами.

* Несмотря на привлекательную динамичность и одухотворенность черт лица Дон Жуана, вряд ли найдется человек, способный проникнуть в сокровенные тайники его души. Мизантроп, малообщительный по своей природе, хотя и не лишенный чувства жалости, подобно всем великим натурам страдающий от стремления к одиночеству и независимости, но в то же время презирающий даже саму возможность изливать душу, Дон Жуан облечен завесой непроницаемости. И даже самые сильные потрясения, виновниками которых всегда являются женщины, не становятся достоянием ни их слуха, ни их зрения. Для женщин он остается вечной, обманчивой и влекущей загадкой, ответ на которую тщетно искала и будет искать их любовь. Именно в этом и заключается одна из отличительных особенностей характера Дон Жуана, ставящая его на ступень выше Казановы. За Казановой повсюду следует более или менее обоснованная слава профессионального соблазнителя, охотника за юбками. Дон Жуан никогда не выступает в подобной роли. Тайна, меланхолическая задумчивость, сдержанность и даже некоторая внутренняя стыдливость лежат в основе его любовных поединков. Впрочем, совсем не без основания облекает он себя покрывалом своей таинственности - он, поистине утонченный, человек чувств, лишенный сентиментальности и наделенный фантазией более, чем чувством трезвого восприятия окружающей его действительности. И в этом наиболее опасная его неискренность по отношению к самому себе, являющаяся причиной его рискованной игры, опасная не столько виртуозным мастерством исполнения, сколько заключающейся в ней таинственностью. Именно этот контраст между кажущимся и тем, что он представляет на самом деле, ни в коей мере не достигается у Дон Жуана случайным несоответствием между внутренним и внешним, но, прежде всего, осознанной до мелочей противоположностью между внешним его видом и темпераментом.

* Темперамент мужчины лежит в основе его характера. В связи с этим, объектом нашего анализа должно стать все то, что является следствием темперамента Дон Жуана. Совершенство всех его органов, утонченность и стабильность пяти человеческих чувств лежат в основе его выдающихся способностей. Нет ничего более естественного. Сладострастие - это, пожалуй, единственное, в чем задействованы одновременно все пять чувств человека, следовательно, у любовника эти пять чувств неминуемо должны достичь высшей степени своей утонченности. В свою очередь, следует уточнить, какое значение каждое из пяти чувств приобретает в любви. Для начала отметим, что из того избытка силы, которое приводит к поглощению чужой энергии и безудержному расходованию своей собственной, проистекает сила аффектации и элементарная мощь желания, иными словами, страсть соблазнителя.

* Организм Дон Жуана отличается относительной нехваткой лимфы, незначительной долей желчи и превалированием артериальной крови, наряду с совершенным равновесием центральной нервной системы. Кроме того, следует отметить удивительную живучесть его чувств, свойственную натурам, обладающим здоровым темпераментом, как еще одно физиологическое объяснение его мужской силы. Самым же необычным в натуре Дон Жуана является то, что, вопреки всем законам физиологии, его темперамент играет подчиненную роль. Своеобразие его организма позволяет нервной системе управлять кровообращением, что на языке морали означает господство над своими чувствами.

* В этом заключается основной принцип его существования: никогда не подчиняться воле женщины, но, в свою очередь, подчинить ее своей воле. Прямо противоположное этому наблюдается у мужчин, охваченных страстью. Чтобы господствовать в Царстве сексуальной стихии, Дон Жуан должен оставаться хладнокровным и, какими бы искусными ни оказались женские чары, уметь подчинить себе возбуждаемое ими желание или, по крайней мере, управлять его течением, подобно тому, как управляют движением автомобиля. Именно эта способность Дон Жуана отличает его от остальных типов любовников и обеспечивает ему превосходство над ними. Этим объясняется, в частности, и тот факт, что ревность чужда его натуре. Подобно тому, как герой презирает страх, соблазнитель презирает самое ревность.

* Дон Жуану свойственны все нюансы поведения кокетки, однако, объясняется это скорее его темпераментом, чем чертами характера. Кокетство Дон Жуана, впрочем, вполне рациональное, осознано в каждом своем проявлении и выражается более в его обхождении и образе жизни, нежели в самих его поступках и манере одеваться.

* Соблазнитель не прикладывает усилий к тому, чтобы стать элегантным - он элегантен по своей природе. Обычный человек, одетый по последнему слову моды, почти всегда подобен манекену. Дон Жуан, напротив, даже в цыганском костюме обращает на себя внимание. Никакие недостатки одежды не могут сделать его смешным. При этом создается впечатление, будто не костюм сшит для него, но сам он создан именно для этого костюма. Как бы ни был одет Дон Жуан, его всегда выдает манера носить ту или иную вещь. Что же касается его лица, то ничто не может воспрепятствовать излучению, проникающему вглубь женского сердца.

* Безупречность манер, впрочем, приобретает вес только в том случае, если сопровождается вежливостью обхождения и тактом. Нельзя представить себе грубого, неотесанного, небрежно одетого Дон Жуана. Означает ли это, что внешний облик светского человека должен уподобляться облику соблазнителя? Конечно, если только в качестве обязательного не выдвигается требование быть причисленным к разряду денди, яхтсменов или членов клуба, по большей части являющихся пустоголовыми тупицами, для того, чтобы стать признанным Дон Жуаном. Всегда следует помнить о том, что почти каждый спортсмен, за редким исключением, являет собой прямую противоположность художнику.

* Известно, что судьба индивидуума зависит от особенностей его характера, подтверждением чему служит выбор профессии. Разве не выбирает каждый, даже вопреки возникающим препятствиям, наиболее отвечающую его склонностям профессию? Более, чем кто-либо другой, Дон Жуан подвержен действию этого закона. Всецело преданный культу искусства и красоты, Дон Жуан, даже не являясь художником в полном смысле этого слова, то есть живописцем, скульптором, музыкантом, писателем, выбирает профессию, позволяющую достичь удовлетворения своих эстетических потребностей. Поэтому Дон Жуана не только нельзя представить стоящим за прилавком или исполняющим обязанности курьера, но и с уверенностью можно сказать, что любая профессия, имеющая отношение к торговле, банковскому делу или коммерции, несовместима с его натурой. Бизнесмены любого рода являются представителями той части буржуазии, которая платит дань Минотавру. Не думаю, чтобы они были достойны жалости: возвышенные души в этой сфере редки. Многие из них, если бы осмелились, продали своих жен подобно товару в одной из лавок. Дон Жуану близки другие, свободные профессии: дипломатия, управление, политика, медицина. Что же касается чистой науки, то в ней нет места любви. Истинные ученые в отношении с женщинами оказываются наивными, равнодушными или слишком прямолинейными. И, хотя мы не будем подробно останавливаться на их рассмотрении, все же ненадолго вернемся к ним еще раз в ходе описания жизненного пути Дон Жуана. Запомним еще одно правило: Дон Жуан, какое бы положение ни занимал в обществе, никогда не может происходить из обывательской среды. Его трудно представить зависимым от кого бы то ни было. Непомерное честолюбие, которое судьба не всегда способна удовлетворить, играет в его натуре подчиненную роль, чем объясняется удачное сочетание философского склада его ума с вечным стремлением к идеалу.

* Если среди известных человечеству духовных устремлений наиболее благородными считаются склонность к поэзии или философии, то среди чувственных порывов, несомненно, высшим является любовь. Редкодоступное душам простых людей, это чувство проявляется с необыкновенной силой у высокоразвитых представителей человеческого рода. Почти все гении любили глубоко и страстно. Поэтому, даже несмотря на то, что слава Дон Жуана не может сравниться со славой великих людей, все же она приближается к ней. Какой бы глубоко скрытой ни казалась царственность Дон Жуана, тем не менее она обнаруживает себя в каждом его жесте. Его жребий представляется более завидным, нежели жребий Казановы и любовников более низкого ранга, имена которых охотно передаются из поколения в поколение.

* Теперь, когда особенности натуры Дон Жуана в целом определены, нам остается охарактеризовать тех, кто в некоторой степени является отклонением от идеального типа. Мы уже указывали на некоторое различие, существующее между ними. Представление о том, как выглядят типы Казановы, "Псевдо-Дон Жуана" и "Псевдо-Казановы", включая и все прочие типы любовников вплоть до неудачников в любви, может быть получено более посредством метода дедукции, нежели с помощью непосредственного наблюдения. Для начала отметим, что более целесообразной нам представляется классификация любовников не по их способности возбуждать желание, но по их стремлению к этому.

* Процесс соблазнения слишком сложен и многолик для того, чтобы можно было классифицировать мужчин по их способности к обольщению. Вполне закономерно, что каждый индивид, каким бы он ни был: красивым или безобразным, умным или глупым, способным или неспособным нравиться женщинам,- стремится, прежде всего, к тому, чтобы быть любимым. Поэтому остается выяснить только, в какой степени подобные желания соотносятся с результатом и обстоятельствами, в которых они проявляются. И Дон Жуаном, и Казановой надо родиться; разница между ними состоит лишь в том, что один действует во имя искусства, а другой ради удовольствия. Иными словами, различие между обоими типами заключается не столько в силе обольщения, сколько в искусстве реализации этого процесса. В то время, как утонченный вкус Дон Жуана не позволяет ему искать благосклонности бездуховных, порочных или просто банальных женщин, для Казановы каждая хороша по-своему, поскольку, следуя почти животному инстинкту, он предпочитает качеству количество. Именно эта низменность желаний Казановы, равно как и отсутствие идеала, отличает его от Дон Жуана. Желания Казановы, не способные подняться до уровня его фантазии, остаются всецело в пределах его чувственного возбуждения. Любовный акт этого безмозглого сластолюбца, сам по себе достаточно пряный, оставаясь на уровне обыденного, лишен утонченности. Впрочем, нельзя не признать, что именно такого рода любовь более всего подходит для большинства, ибо Казанова, постоянно пребывая исключительно в женском обществе, имеет успех всюду, где пошлость выдается за возвышенность души.

* Великая страсть Дон Жуана встречается так же редко, как и шедевры возвышенного искусства. Повседневные успехи Казаковы не поддаются учету. Дон Жуан же, преисполненный честолюбием обладания сердцем женщины, живет не ради женщин, напротив, сама любовь подчинена его цели. Казанова остается сластолюбцем, лишенным поэзии, не способным облагородить наслаждения плоти, которыми упивается подобно пьянице, иными словами, обладает темпераментом Дон Жуана, но не его характером.

* Едва ли есть четкие определения, соответствующие общепринятым представлениям о Дон Жуане и Псевдо-Казакове. По поводу Псевдо-Дон Жуана можно сказать, что он обладает некоторыми качествами истинного Дон Жуана, поскольку наделен его красотой при отсутствии души. Большинство тех, кого общество несправедливо величает Дон Жуанами, являются лишь его тенью. К таковым следует отнести всех, кто, подобно художнику, лишенному таланта, с помощью эксцентричного поведения пытается заявить о своей оригинальности; в обществе их обычно именуют "Красавцем", "Обольстителем", "Милым Другом".

* Красота истинного Дон Жуана непостижима. Псевдо-Дон Жуан всегда остается тупицей, лишенным духовного очарования, придающего процессу соблазнения длительность и глубину. Женщины быстро освобождаются от его чар, более того, они охладевают к нему почти с той же быстротой, с какой он овладевает ими. Фейерверк вместо удара молнии! Псевдо-Дон Жуан не обладает ни эстетическим чутьем, ни темпераментом, ни тактом, ни даже чувством прекрасного, присущим Казанове. Женская измена заставляет его потерять голову, поскольку он уверен во всемогуществе своей красоты, не замечая несоответствия между внешним обликом и посредственностью внутренних качеств.

* Наконец, есть еще одна категория любовников, считающих себя неотразимыми и во всеуслышание трубящих о своих победах. Эти болтуны, выдающие себя за опасных соблазнителей, на деле оказываются сожителями собственных кухарок и, окажись они любовником самой королевы, не нашли бы ничего лучшего, как обойтись с ней так же, как обходились с ее камеристкой. Вот вам и Псевдо-Казанова!

* Другое дело, некоторые не столь часто встречающиеся мужчины, обделенные природой, но обладающие моральным складом Дон Жуана. Сознавая свое ничтожество, лишенные иллюзий, они, как правило, отрекаются от любви, поскольку она превратилась бы для них в источник страданий. Правда, иногда они любят без надежды на взаимность, но их страсть весьма скоро приобретает трагическую окраску. Было бы неправомерно обойти молчанием эту когорту нераскрывшихся сердец, живущих надеждой на взаимную привязанность со стороны любимой женщины, которым эта внезапно дарованная возможность счастья доставляет радость, гораздо большую, нежели та, которая выпадает на долю Дон Жуана.

* Этот перечень представляется неполным без тех, кому чужда страсть по природе, мудрому размышлению или по причине импотенции. В конце концов, в жизни хватает и других занятий, помимо занятий любовью. Случается, однако, что некоторые из них в определенный момент сталкиваются с превратностями любви. И именно их былое воздержание не лишено привлекательности для женщин. О тех же, чье желание пробуждается слишком поздно, быстро проходит и на протяжении всей жизни сохраняется на уровне удовлетворения физиологической потребности, не стоит и говорить. Столь же неспособные к мысли, как и к фантазии, они не в состоянии страдать от любви. Для них не существует ни любви, ни искусства, ни науки. Оторванные от людской массы, органической частью которой они являются, эти индивидуумы погибают.

* Дон Жуан весьма рано приобщается к искусству любви. Образ Керубино в "Фигаро" служит достаточно точным портретом мальчика-любовника в ранней стадии его развития. Если обычный мужчина, в среднем, достигает половой зрелости в 18 лет, то Дон Жуан, едва переступив порог четырнадцатилетия замечает, почти помимо своей воли, ту легкость, с какой женщина идет на сближение, стоит лишь упасть к ее ногам. Там, где для новичка вырастает тысяча препятствий, Дон Жуан знает уже, что в действительности их не существует и задача только в том, чтобы идти до конца. Большинство молодых людей расстается со своей целомудренностью в доме терпимости в объятиях куртизанки. Первым же шагом Дон Жуана является романтическое приключение, пикантный случай, но никак не пошлость.

* Начало эротическому воспитанию всех великих соблазнителей было положено женщинами, чей возраст приближался к сорока и последнюю страсть которых принято обычно называть "осенью" сердца. Удачлив молодой человек, которому выпало повстречать на своем пути подобную наставницу в любви. При наличии у юноши природных данных сердце женщин отныне сделается его достоянием.

* Страсти, вызываемые им, достаточно сильны; они захватывают сердца его любовниц и вовлекают большинство из них в вихрь, подобный смерчу, увлекающему за собой прибрежную гальку. Для него же все эти страсти носят непостоянный характер и служат чем-то вроде эксперимента. Благодаря своей способности привлекать к себе внимание женщин без своего участия, вследствие замечательного открытия, что брошенный им на женщину взгляд делает излишними все дальнейшие объяснения, а также благодаря обнаружению в самом себе некоторой интуиции, сходной с художественным чутьем, Дон Жуан приходит к полному осознанию своего призвания. Его уверенность в своей силе растет. Его смелость, окрыленная удачей, не знает границ. Трудности только возбуждают в нем азарт игрока. Женщины сдаются на милость победителя с первой же попытки, будто под действием волшебства. Однако, вместо того, чтобы целиком положиться на свой гений и отказаться от усилий по дальнейшему усовершенствованию техники соблазнения, он еще в большей степени изучает премудрости своего искусства, совершенствуя свои манеры и углубляя знания с намерением стать подлинным мастером своего дела, одерживающим победы только в таких сражениях, в которых все прочие оказались бессильны.

* По мере того, как совершенствуются его знания в области женской психологии и женская любовь становится его стихией, он, подобно героям войны, празднует победу за победой. В то время, как его искусство, достигнув высшей степени совершенства, остается неизменным, головокружительные успехи подстегивают его дерзость: неудача представляется ему невозможной. Какое опьянение переживает его честолюбие! Вкушать любовь прелестных созданий, преисполненных чувств и красоты, что может быть прекраснее! В этот период, когда победы следуют одна за другой, страсть Дон Жуана постепенно идеализируется и поэтизируется. По мере того, как непосредственная цель игры отодвигается на второй план, главенствующее место занимает фантом. Игра животных инстинктов постепенно уступает место идее, с помощью которой влюбленный достигает более сильных переживаний. К несчастью, однако, вкус его становится столь утонченным, что причиной разрушения его иллюзий становится сама действительность: он изменяет своей любви и, оказываясь неверным по отношению к женщине, сам становится жертвой жестокой депрессии в силу своего разочарования. Монотонность наслаждения претит ему, и он сердится на самого себя, задаваясь вопросом, к чему все эти усилия, если он не в состоянии достичь вершины, которая грезится ему в его мечтах. Тогда, утомленный судьбой, он останавливается на мгновение, скрестив руки на груди, и клянется, что, начиная с этого момента, отрекается от любви. Напрасная клятва! Жажда желаний Дон Жуана никогда не угасает. И стоит только появиться рядом с ним женщине, полной новизны и блеска своей непогрешимости, как он вновь оказывается во власти прежних иллюзий и начинает охоту за химерой, никогда не теряющей для него привлекательности. Наконец-то! - думает он, и прерванная было охота за идеалами вновь возвращает ему прежнее безумие.

* К сорока годам, познав минуты неземного блаженства, сопровождаемые моментами жестокой душевной депрессии, Дон Жуан начинает осознавать, что любовь и сладострастие, составляющие для Казановы единое целое, для него самого обособлены друг от друга. Одновременно с угасанием жажды плотских наслаждений его готовность любить возрастает вне всякой меры, побуждая сосредоточиться на сердце одной единственной избранницы, в которой он, в конце концов, обретает, если не высочайший идеал, то, по крайней мере, покой, так необходимый ему после стольких бурь. Чего он, собственно, искал? Женщину, способную утолить бесконечное томление его сердца и поддержать гаснущий огонь его чувств? Однако, такая женщина еще большее исключение, чем великий мужчина. Но как бы ни слаба была надежда на встречу с подобной женщиной, Дон Жуан не отказывается от поисков. Из глубин бездны, в которую приводит его уныние, он, подобно орлу, стремящемуся к солнцу, возобновляет свой полет к звездам, которых нельзя достичь без того, чтобы не сжечь крылья.

* Соблазнение - одна из жизненных функций Дон Жуана. Для большинства людей любовь как форма совокупления полов осуществляется, не предваряясь ни одной из стадий соблазнения. В связи с этим необходимо раскрыть значение самого понятия соблазнения. По отношению к Дон Жуану это понятие включает в себя тактику поведения, предусматривающего такие действия, которые ведут к возбуждению желания и покорению женского сердца. Следует отметить, что соблазнение в таком понимании, однако, не имеет ничего общего с соблазнением в общепринятом смысле этого слова, согласно которому все средства хороши, даже те, что не относятся к чувственной сфере. Например, обещание женитьбы не является соблазнением даже в том случае, если соблазнитель сдержит обещание, поскольку причины, служащие основанием для вступления в брак, очень редко способствуют возникновению любви. Законодательством предусматривается это средство обольщения, именуемое надувательством и с возмущением отвергаемое Дон Жуаном. Подобный способ приобретения женской благосклонности интересует нас не более, чем похищение - обычай, также имеющий место в нашем цивилизованном обществе.

* В любом случае не следует смешивать эти понятия с тем, что мы подразумеваем под соблазнением. Мы рассматриваем лишь тот вид соблазнения, который предполагает способность мужчины естественно или с помощью вспомогательных средств вызвать в женщине любовь или, по крайней мере, желание. При этом следует отметить различие между естественным соблазном, действующим мгновенно и называемым итальянцами вспышкой любви, и тем стратегически рассчитанным соблазнением, которым так любят похваляться мужчины и к которому Дон Жуан прибегает только в исключительных случаях, когда все другие средства оказываются бессильными.

* Если хочешь увлечь женщину, постарайся прежде всего, пробудить ее темперамент. Однако, большинство мужчин даже не догадываются о том, какие чудесные метаморфозы могут произойти в этот момент в женской душе. Подобно врачу, взявшемуся исцелить больного, Дон Жуан мгновенно ставит диагноз. Ему хорошо известно, что сердцу каждой женщины свойственно страстное влечение, хотя и не являющееся столь же спонтанным и непредсказуемым, как у мужчины, но, тем не менее, отчетливо дающее о себе знать. Не обнаруживая до определенного момента своих намерений, Дон Жуан наблюдает возрастающее возбуждение до тех пор, пока не наступит благоприятная минута соответствующего психологического настроя. При этом особенно важно вовремя уловить симптомы кризиса, угрожающего женскому сердцу.

* Даже самый обыкновенный соблазнитель, и тот не лишен дара предвидения благоприятного момента. Однако, преимущество Дон Жуана при этом заключается в его феноменальной способности, по известным лишь ему признакам, безошибочно угадывать состояние женщины, жаждущей ласк. Умение Дон Жуана постигать душу женщины позволяет ему получить представление о каждой любовнице в целом, не ограничиваясь только знанием особенностей ее характера. Он обладает чисто умозрительной способностью улавливать важнейшие особенности настроения и физиологического состояния женщин до мельчайших подробностей. Эти умозаключения, базирующиеся на абстрагированном представлении Дон Жуана о представительницах слабого пола, вкупе с его интуицией составляют надежную основу для завоевания сердца очередной жертвы без особого риска.

* Словно искусный проповедник, он требует от каждой стремления к счастью. Прирожденный чародей, как умеет он создать иллюзорную близость блаженства, о котором так мечтает каждая женщина! С какой ловкостью заставляет он умолкнуть ее совесть! Несколько часов откровений наедине с Дон Жуаном приобретают для женщины большую ценность, чем годы неустанных занятий; в эти считанные часы она открывает для себя мир, о котором даже не подозревала. Подобные уроки откровений женщина вспоминает потом как десять заповедей Христа. С помощью одной только фразы, однажды услышанной от Дон Жуана и затем неустанно повторяемой про себя, женщина способна опровергнуть любые доводы других своих любовников, ошеломленных таким проявлением женского ума, который, однако, является заимствованным из рассуждений Дон Жуана. Таким образом, прежде, чем соблазнить женщину, Дон Жуан становится одновременно ее исповедником, врачом и адвокатом, иными словами, играет роль ее утешителя. Женщины всегда обретают в Дон Жуане надежного друга. Псевдо-Дон Жуан же, напротив, является их злейшим врагом. Знание особенностей женской психологии отодвигает на второй план другие средства соблазнения, поскольку призвано развивать и завершать то, что уже произведено с помощью обаяния. По существу, весь процесс соблазнения представляет собой комедию, успех которой зависит от актеров, играющих ее. Дон Жуан, без сомнения, является величайшим комедиантом любви, поэтому его мастерство в этой области неподражаемо и беспредельно. Дон Жуан почти никогда не продумывает свои действия заранее, в отличие от других охотников за юбками, незаслуженно присвоивших себе титул соблазнителя, поскольку, если даже порой они и достигают успеха, то благодаря чему угодно, только не своему обаянию. Соблазнитель никогда не преследует женщин, для этого у него просто нет времени. Возлюбленные приходят к нему сами, освобождая его от необходимости задумываться над решением подобных вопросов. Поэтому ставкой в его игре является случай, ставший его единственным кумиром. Сама по себе встреча с женщиной, которая может его заинтересовать, не является для Дон Жуана основанием того, чтобы завязать с ней какие бы то ни было отношения. Это характерно, скорее, для ветрогонов, воображающих, что стоит им только появиться в обществе, как они завоюют расположение всех, без исключения, женщин. Дон Жуан же предпринимает усилия к сближению с женщиной только в том случае, если он уверен, что нравится ей. Иными словами, Дон Жуан преследует только тех женщин, чей взгляд обещал ему обладание ими. При этом его заслугой является лишь умение воспользоваться данным ему обещанием.

* В любви Дон Жуан всегда занимает выжидательную позицию. Ему хорошо знакомы безумства, спровоцированные эмоциональной вспышкой, и поэтому, каким бы ошеломляющим ни было впечатление, произведенное на него красотой женщины, не заинтересовавшейся им, первым действием, которое он предпримет, будет стремление ослабить силу этого удара, проанализировав и оценив ситуацию с тем, чтобы установить четкие границы своих возможностей в отношении данной особы. Лишь в исключительных случаях любовь Дон Жуана может оказаться длительной. Очарование, способное к обновлению и мистификации, способность к воссозданию первого впечатления встречаются крайне редко. Эти истины, известные Дон Жуану, не позволяют проявиться зажженному в нем желанию до тех пор, пока не будут изучены досконально все детали и не сложится целостного впечатления об объекте исследования; прежде, чем отдаться чувству, он анализирует последствия, оценивая возможности наслаждения, которые могут представиться ему. Таким образом, он предохраняет себя от страданий любви, досаждающих многим, любящим слепо и без рассуждений.

* Молодые люди часто задаются вопросом: с чего следует начинать признание женщине, которая желанна и любима? Ответ простой. Желание обнаруживает себя без слов. Любовь требует доказательств, а не красноречия. Нет необходимости в долгом общении с женщиной, которую хочешь соблазнить - вполне достаточно оттенка откровенности в голосе, поскольку женщины обращают внимание не на слова, которые ты говоришь, а на тон, каким ты их произносишь. Признания в любви редко становятся образцами красноречия; как правило, они комичны и нередко излишни. Оставим их поэтам и актерам. К тому же, они непригодны для заурядных женских натур, ибо, чем банальней признание, чем глупее тон, которым оно произносится, тем больше надежды, что оно вызовет ответную благосклонность.

* Когда Дон Жуан впервые оказывается наедине с женщиной, которую желает, не имея при этом ни одного подтверждения ее благосклонности к нему, он остерегается говорить о любви. Разговор ведется на отвлеченные темы. При этом женщине не приходится защищаться, прерывая беседу, и в ходе этой беседы она поддается очарованию голоса, позы, взгляда Дон Жуана. Дон Жуан уходит, а любовная стрела остается в сердце женщины в девяти случаях из десяти возможных. И все это только потому, что соблазнитель, прежде всего, очаровал ее слух. После двух-трех подобных бесед наедине, целью которых является внушение страсти с помощью голоса, имеющего гораздо большее значение, чем слова, женщина готова сдаться, даже если признание не произнесено ею вслух.

* В случае, если женщина, пораженная стрелой любви, еще не сложила оружия, Дон Жуан делает вид, что ничего не заметил. При этом, однако, он не теряет самообладания. Каждый шаг его выверен и стратегически рассчитан. Женщина, сжигаемая огнем желаний, идет навстречу обещанному счастью, готовая пить его жадными глотками, но даже в этот решающий момент соблазнитель не показывает ей, насколько близок его триумф. При этом создается впечатление, будто он пытается сопротивляться роковой силе, неизбежно влекущей его к безумию. Таким образом, не сказав ни единого слова, но тем не менее поняв друг друга, Дон Жуан и его жертва оказываются в объятиях друг друга. Кажется, что оба они низвергаются в бездну. Но в сущности, в бездну падает только женщина, мужчина же хладнокровно подталкивает ее туда, делая вид, что столкнули-то именно его.

* Кроме того, процесс соблазнения требует лести тщеславию женщины, каким бы скрытым оно ни было. Женщины любят комплименты, однако, искусство это не столь простое, как кажется на первый взгляд. Форма и вариации его бесконечны, необходимо лишь знать гамму необходимых оттенков. Искусство говорить комплименты направлено на то, чтобы создать иллюзию предельной откровенности и естественности похвалы, исключая даже саму тень недоверия со стороны адресата.

* Знакомый со всеми тонкостями искусства обольщения, Дон Жуан применяет их крайне редко, ибо сила и решительность его атак, как правило, уже в первое мгновение лишают женщину присущего ей внутреннего равновесия. Вряд ли нужно удивляться, увидев Дон Жуана, пытающегося покорить сердце неинтересной, более того, безобразной женщины. Такие женщины способны оказать соблазнителю такое же сопротивление, как и любая красавица, поскольку редко кому из них предоставляется случай поделиться своим безобразием, что, впрочем, ни в коей мере не исключает кокетства. Во всяком случае, при соблазнении некрасивой женщины Дон Жуан преследует только одну цель: репетиция комедии, призванной быть сыгранной на глазах у красавицы. И кроме того, конечно же, совершенствование своего искусства. В ходе соблазнения зачастую могут возникать трудности вроде женских капризов, строптивости, внезапной смены настроений. Причины этого практически не поддаются фиксации. Чтобы выйти победителем из создавшейся ситуации, Дон Жуан прибегает к аналогичным средствам, обращая в этом случае свою благосклонность к одной или нескольким близким приятельницам своенравной красавицы. Подобный маневр лишь изредка не позволяет достичь успеха.

* Итак, страсть уже зародилась. Каков следующий секрет Дон Жуана? Секрет прост: он заключается в способности из всех искушений, предлагаемых женщине, выбрать с максимальной точностью именно те, перед которыми она менее всего способна устоять. Большинство женщин, как и большинство мужчин, не свободны от безрассудного желания кричать всем о своей любви, поскольку счастье придает им излишнюю смелость, лишая остатков разума.

* Они так опьянены своим чувством, что им кажется преступлением держать его втайне от окружающих. Дон Жуан, лишенный подобного честолюбия, действует как раз наоборот, своим поведением призывая скрывать свои чувства от окружающих.

* Дон Жуан скрытен постоянно, независимо от того, как ведет себя его возлюбленная. Он поступает так, прежде всего, ради себя самого, ибо скрытность всегда является тем плащом, под которым прячут оружие. Истинный Дон Жуан, помимо всего прочего, заботится о сохранении своего достоинства и престижа, хотя в глубине души и презирает тупость толпы. Поэтому в самых сокровенных уголках своего сердца Дон Жуан хранит все, что касается женщин: имя, образ, воспоминания. Он никогда не говорит о них, даже с самым преданным другом. Ни слова о любви не произносится им в беседах с мужчинами, даже в случае, если выпитое вино ударит в голову. Разве у него никогда не возникает потребности высказать собеседнику то, что таится у него в душе? - спросите Вы. Возникает, несомненно. Однако, он никогда не удовлетворяет этой своей потребности. Если бы он поддался подобному искушению, он перестал бы быть Дон Жуаном.

* Подобно тому, как изданной может считаться только книга, вышедшая из печати, соблазнение может считаться завершенным лишь в том случае, если женщина потеряет рассудок. Именно это мгновение и составляет конечную цель соблазна. К этой категории принадлежит и любовная игра, кульминационным моментом которой является первая близость. Любовь - сложнейшее и виртуознейшее искусство, в котором недостаточно только природного инстинкта. Дон Жуан всегда является виртуозом в этом искусстве.

* Однако для того, чтобы стать утонченным любовником, недостаточно обладать лишь способностями соблазнителя. Талант любить обусловлен лишь предрасположенностью сердца и пламенем темперамента, которые могут быть и у людей, лишенных какого бы то ни было обаяния. Мужчина, часто прибегающий к соблазнению, вряд ли способен любить глубже, чем другие.

* Большинство людей стремятся в любви к удовлетворению физиологических потребностей, для некоторых любовь служит средством реализации их фантазии и только для немногих становится жизненной необходимостью. Упомянутое большинство, при этом, представляет себе любовь, как трудно поддающееся определению, мало вдохновляющее и столь же мало значащее для них чувство.

* Ответ на вопрос "Как любит Дон Жуан?" - сложен. Он любит в соответствии с тем представлением о любви, которое является идеальным для женщины, воспламенившей его сердце, любит, как художник, поэт, сластолюбец, но никогда - как эгоист. Его искусство любить состоит, прежде всего, в умении посвящать женщин в тайны эротических наслаждений, раскрывать их утонченность и поэзию, достигать гармонии возбужденных чувств, создавать атмосферу, не поддающуюся психологическому анализу и преисполненную возбуждения, напряжения сил и экстаза, зловещего и сладостного предчувствия смерти в кульминационный момент наслаждения жизнью.

* В отличие от большинства мужчин, Дон Жуан всегда стремится посредством напряжения всех сил, физических и душевных, пробудить в женщине новые ощущения, довести ее до состояния экстаза. Он едва ли помнит о наслаждении, получаемом им в процессе любовного акта, концентрируя свое внимание на том, что дает сам. Поэтому каждая из его возлюбленных вправе сказать: "Я была любима этим мужчиной настолько глубоко, что только с ним смогла испытать подобное блаженство".

* Наслаждение плоти, это вдохновенное порождение любви, становится для Дон Жуана своего рода культом. Он преклоняется перед этим пламенным и драгоценнейшим возбуждением чувств, которое иные аскеты и верующие в Нирвану напрасно пытаются облить презрением. Иные моралисты порываются даже приравнять чувственного человека к свинье. Это, несомненно, происходит оттого, что у людей отвратительных и равнодушных любовь принимает гротескные, если не отвратительные, формы. Напротив, темперамент чувственного человека удивителен по своей силе и чистоте. Что, если не зависть, вынуждает педантов упрекать его в излишествах, а мнимых стоиков в порочности? Если любовную близость счесть безобразною, получится ложное представление о стыдливости. Искусство же любить состоит в совершенствовании и гармонизации психологического элемента эротики в любви.

* Целью его обольщения является победа над сердцем и умом возлюбленной, победа, которая вознаградит его чувства в тысячу раз более, нежели, если бы он начал непосредственно с удовлетворения своих желаний. При этом любовник всегда должен помнить о том, что обучение соблазненной искусству наслаждений никогда не получит своего завершения и каждый раз его следует начинать сначала.

* Эротические ощущения возрастают и утончаются, в основном, посредством искусного обучения науке любви. При обладании равнозначными физиологическими данными мужчины, увлекающиеся изящными искусствами, бесспорно, являются более утонченными и сильными любовниками, чем те, чей неразвитый глаз не способен уловить разницы между живописным произведением и его репродукцией, а слух с одинаковым вниманием воспринимает симфонию и уличные песни.

* Мужчинам следует знать при этом, что даже самые юные девушки в период своего созревания втайне пытаются представить себе идеальный вариант реализации любовного акта, ожидающего их в недалеком будущем. Виды наслаждений, различаясь в зависимости от предрасположенности к ним женщин, имеют единую основу в женском темпераменте, представляющем своего рода ключ к ларцу наслаждений. Этот ключ предполагает также проникновение мужчины в тайники женской души, содержащие представления о любви, призванные служить путеводителем в стране наслаждений. При этом следует учитывать такие случаи, когда обряд посвящения юной девушки в любовь сопровождался грубостью действий, необузданностью страсти, которых она не ожидала или не могла предвидеть и которые оставили в ее душе только печать горечи и отвращения. Хотя, впрочем, несмотря на свой первый горький опыт, молодая женщина в глубине души продолжает верить, что в любви еще осталось место волшебству и виной тому, что она столкнулась с оборотной стороной любви, послужил случай или ее несчастная судьба. Подобные чувства испытывают большинство женщин, которых постигла подобная участь.

* Соблазнитель начинает с восхищения звездами, опьяняя чувства возлюбленной музыкой и пением, погружая ее в океан поэтических услад, являя ее зачарованному взору такие картины неземного блаженства, что проза любви, отодвигаясь на второй план, становится практически неощутимой.

* Если девушка приобщается к любви подобным образом, без оскорбления своих чувств, разрушения иллюзий и в полной гармонии со своим сердцем, то, раз вознесенная в небесные сферы силами духовного совершенства своего возлюбленнособлазн, го, она, вернувшись на Землю из этого рая, навсегда остается во власти пережитого в волшебных чертогах наслаждения и ни одному из встретившихся в ее дальнейшей жизни мужчин уже не удастся затмить это первое впечатление любви. Бесчисленные ее оттенки, ее аромат обретают в сознании устойчивые очертания, сладость поцелуев проникает в кровь, образуя так называемую живую память любви. 
Категория: Библиотека статей по психологии, философии, футурологии и антиутопии | Добавил: Ок (24.02.2013)
Просмотров: 614 | Теги: Магнетизм, взгляд, страсть, дон, дух, кумир, Соблазн, обаяние, Жуан | Рейтинг: 4.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

Форма входа

Поиск по сайту

"Я" и Социум

Взаимодействие человека и общества проблемы и перспективы"

Новое на сайте

Инфообщество

Человек в информационном обществе"

Загадки человека

Телепатия в будущем

Гендер

Психология феминизма"

Арт-терапия

Теория катарсиса

Отношения

Когда женщина боится мужчину

Новости блога

Семиотика

Фаллический символ

LI

Статистика