Эгоизм или альтруизм – что лучше

Что полезнее для здоровья психики – быть независимым одиночкой, соблюдать четкую границу между собой и остальной частью общества и посвящать все свободное время себе любимому или быть открытым, общительным и отзывчивым человеком, создать дружную семью и делить жизненные проблемы и радости с близким человеком?

Или, если более коротко: кому в жизни живется лучше – альтруисту или эгоисту?

Наверняка мнения будут разными. Оба варианта поведения имеют свои преимущества и недостатки. Некоторые и вовсе усомнятся, что существует правильный ответ на этот вопрос: ведь многое решают обстоятельства, темперамент, характер, вкусы, воспитание и т.д.

А что об этом говорит… эволюционная психология?

О борьбе за выживание и обезьяньей гуманности

В отличие от нас, древние пещерные предки не имели ни малейших сомнений насчет самоопределения по отношению к обществу: они всегда жили дружными общинами и ни у кого не возникало желание отделиться и стать гордым затворником. Еще бы – ведь сообща было проще противостоять саблезубым тиграм и гигантским волкам, сражаться за территорию обитания с конкурентами-неандертальцами и спасаться в ледниковый период от лютого мороза.

Но как люди к этому пришли? Может быть, с помощью разума? Может, эволюционировав и став рассудительнее, они просто сказали друг другу: «Ребята, а давайте-ка объединимся и будем жить одним большим коллективом. Вместе мы – сила».

Ничего подобного – древние люди не договаривались жить общинами. Стадный образ жизни был у них в крови. Вернее, выработался в результате эволюции. И в этом нет ничего необычного – многие животные в природе инстинктивно сбиваются в группу ради лучшей защищенности.

Тем не менее, большинство стадных животных ведут себя далеко не так, как люди. Каждый член группы защищает в первую очередь самого себя, и это природный и абсолютно здравый эгоизм.

В основной своей массе животные не склонны помогать друг другу, жертвуя при этом собственным комфортом, ибо такое поведение противоречит самому принципу естественного отбора. Исключение составляют лишь некоторые социальные животные (муравьи, пчелы и др.), но весь их образ жизни продиктован инстинктом – у них нет выбора: в отличие от людей, ими руководит биологическая программа.

Добрым самаритянам не было места в дикой природе. Поэтому долгий период времени Земля представляла собой планету агрессивных эгоистов. Выживали, прежде всего, самые сильные, ловкие и хитрые.

Но однажды одна из случайных мутаций внесла в генофонд природы небольшую поправку. Благодаря ей у некоторых животных появилась странная и, казалось бы, бесполезная способность понимать, что чувствуют сородичи, и более того – сопереживать им.

Известно, что шимпанзе пытается поддержать собрата, получившего травму при падении с дерева. Помогая раненому, обезьяна взваливает его себе на плечи. При этом она может отстать от кочующего по лесу стада, но, несмотря на это, не бросает товарища в беде.

Как объяснить такую трогательную обезьянью гуманность? Может быть, искрой божьей?

Ученые много лет искали ответ и наконец выяснили, что эмпатию у животных «продуцируют» те же нейроны мозга, которые помнят о собственной травме, случившейся в подобной ситуации. Такие нейроны способны отражать чужие эмоциональные состояния. За это их назвали зеркальными.

По всем правилам эволюция должна была отсеять такое непрактичное изменение, ведь оно явно противоречило сути естественного отбора. Зачем одному животному жертвовать собой ради другого? Это же бессмысленно!

Но мудрая госпожа Эволюция подумала и вынесла вердикт: способность к сопереживанию у отдельной обезьяны полезна для сохранения целого стада. И утвердила эту мутацию.

Так возник эволюционный альтруизм. Под этим понятием ученые подразумевают парадоксальное (на первый взгляд) поведение особей, уменьшающее их собственную приспособляемость к среде ради того, чтобы повысить приспособляемость рода.

 

Внутренняя химия очеловечивания

От добросердечных обезьян эту особенность подвергать себя риску ради ближнего унаследовали древние эректусы. Они тоже умели заботиться о своих покалеченных сородичах. Об этом говорят костные мозоли в местах переломов у найденных скелетов: раз уж им удалось сформироваться, значит, больным был обеспечен достаточный уход – без него они попросту погибли бы. Выходит, перемещаясь по лесу, эректусы, стиснув зубы и тяжело кряхтя, подолгу тащили раненых на спинах, а затем бережно выхаживали их в убежищах.

А по тому, как сращены переломов, следы которых обнаружены на скелетах Homo sapiens, живших 40 000 лет назад, можно утверждать, что в те времена люди уже умели оказывать друг другу настоящую медицинскую помощь. Так забота о ближнем стала частью человеческой культуры.

И это значит, что добрый самаритянин – не просто красивый образ, выдуманный древними моралистами, а естественный и закономерный результат эволюции!

А еще проявления эмпатии, альтруизма и другие чисто человеческие действия наших предков во многом обусловлены усложнением эндокринной системы и механизмов нейрогуморальной регуляции. Говоря простыми словами, внутренняя химия стала менее звериной и более человечной.

Мало, кто не внес столько вклада в развитие общественного поведения, сколько это сделали два труженика-гуманиста – окситоцин и дофамин.

Оба вещества отвечают за возникновение привязанности, верности, доверия, дружбы и любви. Изменения механизмов и количества их выработки непосредственно повлияли на развитие отношений между членами рода. Именно благодаря им оказывать помощь (делать добро) стало не только полезно для рода, но и просто приятно для души.

В итоге человечность, возникшая как феномен эволюции, не только значительно облагородила психические переживания древнего сапиенса, но и обогатила весь его суровый пещерный мир новыми ценностями и еще более изощренными представлениями о комфорте.

А затем произошло удивительное событие – люди научились мечтать. И одним из первых образов, который они себе нафантазировали, было такое условное место, где состояние наивысшего комфорта оставалось неизменным во веки веков. Это место они назвали раем. С мечтой об этом заветном месте им стало проще терпеть невзгоды и лишения, которых в жизни было предостаточно.

 

Закон джунглей и современное общество

Но что же случилось с тем лютым и бескомпромиссным звериным эгоизмом, который на протяжении миллиардов лет заставлял животных упрямо бороться за жизнь и безо всякой жалости пожирать конкурентов? Может быть, его вытеснил альтруизм? Или, превратившись в рудимент, он, словно хвост, отвалился сам за ненадобностью?

Нет, природный эгоизм никуда не делся. Мало того, он остался практически в той же дикой форме, в какой существовал на протяжении миллиардов лет. Да – зубастый, упрямый и отчаянный – он живет в нас и сейчас.

Хотите узнать об этом эгоизме подробнее? Почитайте откровенную книгу Сгрийверса Йоопа «Как быть крысой. Искусство интриг и выживания на работе». Вы узнаете, какие чувства к конкурентам на самом деле испытывают некоторые современные люди, одержимые задачей достичь вершины карьерного роста, какое ради этого коварство они способны проявлять по отношению к тем, с кем работают в одной команде.

«В сражении внутри организации или между организациями существует только одно правило,  – пишет Йооп. – Чтобы стать победителем, уничтожай или хотя бы ограничивай альтернативы другой стороны. Все сводится к одному: или твои интересы, или мои».[1]

Другой автор – Ричард Докинз – в своей книге «Эгоистичный ген» аргументировано доказывает, что люди – не более чем «машины для выживания, самоходные транспортные средства, слепо запрограммированные на сохранение эгоистичных молекул, известных под названием генов».[2]

Но так ли это?

Спросите об этом самих себя. Хотелось ли вам когда-нибудь быть первым среди равных? Испытывали ли вы потребность доказать конкурентам свою силу и тем самым завоевать всеобщее признание? Возникало ли хоть раз желание победить соперника любой ценой?

Возможно, среди вас нашлись такие, кто на все эти вопросы ответил категорическим «нет». В таком случае вспомните одну ситуацию, в которой вы вели себя предельно эгоистично, не задумываясь о судьбах ближних, не тратя времени на эмпатические реверансы, а лишь всецело подчиняясь великой силе жизни. И более того – подавляющее большинство из вас никогда об этом не пожалело.

Было это несколько десятков лет назад. В ту пору вы существенно отличались от себя нынешнего и представляли собой мелкую, неказистую, но очень активную клетку с гаплоидным набором хромосом и длинным проворным хвостиком.

Возможно, вам непросто себе представить, что это были вы, но это были действительно вы.

Стремясь воссоединиться со своей потенциальной половинкой, вы извивались так отчаянно, как только могли. На предельной для себя скорости вы продвигались к заветной цели, страстно желая опередить конкурентов и стать лучшим из лучших.

И вам это удалось!

Итак, вывод: и альтруизм, и эгоизм являются важными свойствами психики, возникшими в ходе эволюции и крайне необходимыми для выживания. Это значит, что важно хорошо освоить и гармонизировать между собой оба вида мышления и поведения.

Александр СОЛОВЬЕВ

 

[1] Сгрийверс Йооп. Как быть крысой. Искусство интриг и выживания на работе. – М.: Олимп-Бизнес, 2006

[2] Ричард Докинз. Эгоистичный ген. – М.: АСТ, Corpus, 2013

 

 

Категория: Философия и социальная психология | Добавил: Zdorovyj-Duh (25.11.2019) | Автор: Эгоизм или альтруизм?
Просмотров: 270 | Теги: что такое альтруизм и эгоизм, альтруизм, эгоизм и альтруизм что лучше, эгоизм психология, эгоизм или альтруизм, альтруизм у животных | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar